Белый мамонт

Александр Кочетков

  Родился бесконечно давно – в другой стране, в другой эпохе, да что там греха таить – в ином веке. Это приключилось со мной в 1955 году в Новгороде. Первые 11 лет прожил в Новосибирске и считаю его настоящей родиной, самые сильные впечатления детства – кинотеатр «Победа» и Академгородок. 

  Писать начал опять же в Новосибирске. Признания не получил, но не прекратил. 

 Школу заканчивал в Полтаве: удивительный город – зеленый, патриархальный, весь пропитанный историческими событиями и настоянный на великих личностях: Петр Первый, Пушкин, Гоголь, Котляревский, Маяковский. В качестве иллюстрации: моя школа располагалась в здании, которое принадлежало писателю В.Короленко, первым директором ее был педагог и  писатель А.Макаренко, а в свое время в ней учился ракетостроитель В.Челомей. Про Челомея я тогда не знал в связи с секретностью, но все равно какую-то ракетную бациллу подцепил. Потому что после школы поступил учиться в ракетный ВУЗ – Днепропетровский физтех. 

  А еще в Полтаве вырос блестящий фантаст Владимир Савченко. Возможно, поэтому первый свой законченный н/ф рассказ я написал именно в этом уютном городе и отправил в «Технику молодежи». Отзыв храню до сих пор.

  А как я писал в Днепропетровске! В университете писал, в ракетном КБ «Южное» писал, на ракетном заводе «Южмаш» писал… Кстати, писал все лучше, но публиковали все хуже, то есть, ни фига, а рецензии становились все более злобными. Г.Гуревич (был такой мастодонт), например, обругал «наукофобом» ‒ это  профессионального ракетчика-то… Позже я сообразил, что писал либо сатирическую фантастику, либо вообще буржуазное фэнтези, что в Союзе категорически не приветствовалось. 

  Первая серьезная публикация произошла благодаря Аркадию и Борису Стругацким. Нет, обошлось без протекции. Просто в журнале «Знание – сила» из-за цензуры слетела большая повесть братьев, редактор отдела науки Роман Подольный затыкал дыру, чем под руку попало. Попал и мой в соавторстве с Вячеславом Грачевым рассказ «Возвращение «Семерки пик» (1984г). Две недели ни с кем не здоровался! 

  В этот же период поездил по литературным семинарам. Дважды был в Дубултах, где руководителем семинара неизменно оказывался Геннадий Прашкевич. Добрые отношения сохранились до сих пор, что в литературной среде изрядная редкость. Это не потому что я такой хороший, просто Геннадий Мартович – удивительной души человек, что в любой среде – редкость еще большая. Пару лет я возглавлял Днепропетровский клуб фантастов, сию забавную должность унаследовал от Василия Головачева.

  Началась перестройка, начался издательский бум. Теперь публиковали все и всех. Поэтому начал «из вредности» писать в стол ‒ как в застойные времена. Занялся телевидением – занятная, доложу, штука.

  А директором в нашем крупнейшем в мире ракетно-космическом концерне был Леонид Кучма. И в какой-то момент, а именно в 1990 году, Кучма решил, что надо двигаться выше. А я как раз руководил телевизионным центром «Южмаша»… В общем, в 1994 году Кучму избрали президентом Украины, а я перебрался в Киев. Начался период «ныряния в политику». То есть, меня назначают на что-то руководящее, я функционирую, пока хватает воздуха, потом выныриваю. Отдышавшись, ныряю опять. В перерывах занимаюсь кино, шоу-бизнесом и литературой. Вот такой вот метод сбора писательского материала.

  Кинематографический роман «Переправа» ‒ прямое следствие вышеизложенного. Мы начали писать его с моим соавтором Вячеславом Грачевым, заодно он стал прототипом одного из главных героев. После первых написанных вчерне глав Господь забрал Славу к себе, приходится выпутываться самому. Его фамилия в авторах – дань нашему творческому единству противоположностей, длившемуся четверть века.

  Работа над «Переправой» с перерывами идет уже более десяти лет (кстати, когда придумывались герои, о В.Путине слыхали только в Питере, поэтому любые параллели неуместны), и окончательный финал все еще за горизонтом. Только читатель может определить, привел столь долгий процесс к улучшению качества продукта, как бывает с вином, либо продукт этот просто скис в литературном подвале. В любом случае, публикация романа «Переправа» на НОВОСИБИРСКОМ портале имеет для меня символический и даже мистический смысл.

Литературный портал «БЕЛЫЙ МАМОНТ» Талант, оригинальность, неожиданность. Все, что поражает воображение, как белый мамонт в рыжем стаде! Ищите! Читайте! Смотрите! Участвуйте!