Белый мамонт

Светлана Попова

Родом я из Кировской области. Росла в семье учительницы литературы. Дед – протоиерей, благочинный, все его предки были священниками. Бабушка – из мелкопоместного дворянства. В 1932 году дедушка был репрессирован и расстрелян в Свирских лагерях. Реабилитирован только в 1989 году. Мама, как дочь врага народа, вынуждена была скрываться в самой глухомани. Жили в деревне, где, куда ни посмотришь, был лес. 

Ребенком я была необычным: могла целое лето просидеть одна на реке с удочкой в руке. Приносила домой пескарей для кошки. Плачевно заканчивались для меня вылазки в лес по грибы и ягоды. Увидев птичку, наблюдала за ней, забыв, зачем пришла. Еще любила сидеть на пеньке и смотреть на запутавшиеся в вершинах деревьев облака. В результате приносила домой пустую корзину и… массу впечатлений. 

Заботясь о моем образовании, мама отвезла меня после окончания семилетки в Котельнич – второй по значимости город в Кировской области. Училась в железнодорожной школе №15, где обрела настоящих подруг. Терпеть не могла математику, не понимая, зачем надо складывать А и Б: мне хотелось складывать что-то более существенное. Зато на уроки литературы шла, как на праздник. Закончила 11 классов с четверками по математике и получила, кроме аттестата зрелости, корочку воспитателя детского сада. 

Поступала в Пермский медицинский институт, наивно полагая, что именно мне удастся вылечить маму, беспрестанно болевшую. Меня почему-то не напугал конкурс 19 человек на место. Мало того, в знак солидарности со мной поехали еще четверо одноклассников. В итоге для поступления не хватило одного балла (я получила две «пятерки» и одну «четверку»). С тех пор невзлюбила физику: именно она меня подвела. 

Проработав год заведующей клубом, поняла, что ничего в жизни меня не интересует так, как литература. Поэтому и поступила на филфак Кировского пединститута, где была бессменным старостой группы все годы и редактором факультетской газеты «Молодость». К этому времени и относятся мои первые публикации в газетах. И филфак мне нужен был для того, чтобы глубоко изучить теорию стихосложения. Многие мои однокурсники тоже писали стихи. Иногда писали на спор (у кого получится лучше), взяв какую-то строку, например «От любви до ненависти шаг». Стихотворчеством мы приятно были заняты на лекциях. Преподаватели смотрели на наше бумагомарание снисходительно, и, к моему удивлению, за успехи в учебе и общественной работе я была занесена в книгу почета института. 

 Получив диплом, была приглашена на работу в одну из газет. Но заведующий ОблОНО по-отечески пожурил меня, сказав, что по диплому я учитель и мой долг – учить детей. Пришлось смириться. С тех пор вся моя жизнь связана со школой. Начитавшись статей об Автограде (так сначала называли наш город), в начале стройки приехала в Набережные Челны. Нового города не было, «КАМАЗа» - тоже. Была принята в СОШ №8, которую мы, учителя, и достраивали в качестве разнорабочих. После работала в СОШ №25 и, с 1984 года, в школе №34. Выпустила тысячи учеников, работая, в основном, в старших классах. Мне было лестно узнавать, что многие из моих воспитанников пошли по моему пути: закончили филфаки, журфаки разных институтов и университетов. 

 Судьбоносные события в моей жизни – знакомство с будущим мужем Альянисом Гиматдиновым в 1982 году и рождение дочери Татьяны – в 1983-м. Сейчас она работает в PR-службе крупного строительного холдинга. В 1990 году уехала в Германию единственная сестра, которая была и лучшей моей подругой. В 1993-м умерла мама, и во мне что-то оборвалось. Живу уже в другом измерении. Несколько раз я была за границей, причем посещение каждой страны выливалось для меня в новый стихотворный цикл. Надеюсь продолжить эту традицию в этом году, побывав в Германии…

Литературный портал «БЕЛЫЙ МАМОНТ» Талант, оригинальность, неожиданность. Все, что поражает воображение, как белый мамонт в рыжем стаде! Ищите! Читайте! Смотрите! Участвуйте!