Вера Мархаева  «Полет листа»

 

Полет листа

 

В солнечный день ранней осени Лист березы, слегка покрытый осенним загаром, беззаботно шелестел. Вдруг, легкий порыв ветра оторвал его от ветки. Лист медленно, словно кто-то придерживал его, стал падать.

Не долетев до земли, он замер. Какая-то сила удерживала его на весу и слегка покачивала, как на качелях.

Упругий, блестящий с золотым отливом Лист был полон жизненных сил, и ему нравилось это состояние полета и свободы. Пьянящий запах близкой травы, над которой он парил, будоражил его воображение. Солнце нежило Лист лучами, наполняло сладкой истомой. Лист был счастлив! Он летал!

Другие листья, кто с ветки, кто уже с земли, наблюдали за его медленным полетом и восхищались, вздыхая, его смелостью, его красотой.

Он был у всех на виду. Он был избранником судьбы.

Он был счастлив.

Он летал!

По тропинке пробежал пес и порвал нить - паутинку, сделавшую Лист счастливым.

Лист упал на землю и затерялся среди опавшей листвы. Но он этого не замечал, потому что был счастлив!

 

 

Чубчик цвета радуги

 

Летний, солнечный день. Воскресенье. В парке на аллее аттракционов и каруселей - людно, как всегда в такие дни. Каждый ищет здесь чего-то своего. Молодежь - острых ощущений от современных "крутилок-вертелок", а кто много старше, тот хочет доставить удовольствие внукам и себе, любуясь на свое чадо и отдыхая в тени раскидистых берез и лип. Хотя, надо заметить, современные дедушки-бабушки не особо засиживаются на лавочках, а вместе с внуками забираются на те же качели-карусели, переполняют себя бодрящими эмоциями, которые выплёскиваются наружу то заразительным смехом, то залихватскими, по-детски, криками: -"А-а-а!"

Немолодая, интеллигентного вида дама, сидя в тенёчке на скамейке, улыбалась, наблюдая за веселой кутерьмой отдыхающих. Они напоминали ей городских птиц, которые малыми стайками, суетились тут же, под ногами детей и взрослых, выхватывая взглядом и сейчас же клювом, то крошки, то семечки, упавшие на землю.

На соседнюю скамейку присели два подростка, лет пятнадцати. Женщина обратила на них внимание и отметила про себя: одеты в светлые рубашки, а не в майки - футболки, как ходит большинство. Стрижка без "наворотов", натуральный цвет волос. Теперь и это становится у молодежи редкостью - чаще увидишь на голове все цвета радуги.

Вспомнился случай, когда в парке ей встретилась молодая семья: двое малышей, девчушка лет трех и мальчуган, еще несмело шагающий между родителями, которые бережно придерживали сына за руку. Папа предупредительно, но нежно окликнул дочь, упорхнувшую в своем разноцветном наряде, как бабочка, далеко по аллее. Девчушка звонко возвращалась. Женщина, читавшая на скамейке книгу, перевела взгляд на девочку - бабочку, а потом на её родителей и была изумлена увиденным: если девочка, в своём наряде напоминала милую бабочку, то ее папа, с голубовато-зеленой шевелюрой, был похож не более, чем на попугая.

-О времена! О нравы! - невольно процитировала интеллигентка. - Как к этому привыкнуть? Будет моя внучка взрослой, а муж у неё - с разноцветным чубчиком и по телу - картинная галерея!

«Хорошие ребята», - подумала женщина, вернувшись взглядом на подростков. Зря мы подрастающую молодежь ругаем.

А "хорошие ребята" на соседней скамейке вели меж тем "мужской разговор", от которого испортилось не только мнение о них, но и настроение. Молодые люди разговаривали чрезмерно громко на языке неформальной лексики, попросту говоря, матом, принципиально не замечая окружающих.

- Молодые люди! - обратилась к ним интеллигентка. - Вы не на кухне, дома. Будьте любезны, увольте окружающих от вашей нецензурщины!

- Если Вам не нравится, - услышала в ответ, - пересядьте подальше.

- Я, безусловно, покину вас и хочу заметить, что впереди у вас долгая жизнь. Все, что делает в жизни каждый человек, он делает это для себя. И за все поступки придется держать ответ.

Настроение было испорчено. Книга закрыта. А вот вопрос русского философа Николая Чернышевского, "Что делать?" не давал немолодой интеллигентной женщине покоя. Сегодня он весьма и весьма актуален..

 "Уж лучше чубчик цвета радуги..."- горько усмехнулась женщина, уходя.

 

 

Кузя

 

Возвращаюсь с работы, и слышу душераздирающий писк маленького щенка. Пока только слышу, поднимаясь по лестнице на второй этаж. Вот я уже у дверей и чуть не наступила на беленький комочек, лежащий под моей входной дверью. Это и был подкидыш, так громко, как ребенок, заявлявший свои права на внимание и ласку.

Конечно, я подняла это создание, занесла домой.

Мальчишек моих дома не было, старший в институте, а младший в школе. Было время подумать, что с ним делать … Щенок своим писком торопил меня с решением и подсказал: надо кормить! Чем и как? У крохи еще толком не открылись глаза, он буквально умещался на моей ладошке.

Пока я суетилась, вернулся младший сын из школы.

- Это кто? Откуда?

- Вот, подкидыш… Что будем делать? Усыновлять?

- Ура! Конечно, усыновлять!

- А кто будет за ним ухаживать, гулять с ним, особенно по утрам?

- Мы с братом. По очереди.

- А как же наша кошка Люська к нему отнесется?

- Посмотрим, может, нормально, она же у нас умная.

Тут же, появилась Люська, услышав свое имя, на «кис-кис» она не реагировала, это было выше ее королевского достоинства. Кровей кошка была знатных, из сиамской породы. Никакого интереса она, на первый взгляд, не проявила ни к нашей суете, ни к новому жильцу. Щенка накормили из пипетки, он успокоился и, как положено, малышам, уснул, завернутый в теплый шарф.

Первая фраза старшего, увидевшего нового члена семьи:

- Я с этой болонкой гулять не буду!

- Почему – болонка? Поедем к ветеринару и определим породу.

 Ветеринар породу определил, как спаниель или скорее «двортерьер», но хвост, на всякий случай, купировал.

Щенка мы назвали просто Кузя.

Прошло время. Кузя, стал бело-серым и лохмато-кудрявым, с черными вислыми ушами и хвостиком – шариком. Он давно перерос всех спаниелей и выглядел как собачий принц: умный, с благородными манерами и добрым, преданным сердцем. Нам порой казалось, что он не лает, а разговаривает.

 С Люськой, в холодные дни межсезонья, когда отключали отопление, они спали, свернувшись клубочком: маленький Кузя - под боком у Люськи, а когда подрос, Люська с удовольствием зарывалась в его теплые пушистые кудри.

Во дворе Кузя был всегда в центре внимания и детей, и взрослых, со всеми предупредительно – дружелюбен, но в руки чужому не давался и никогда, вопреки своему происхождению, ничего из чужих рук не брал! Он без боязни, с лету нырял в воду с лодки, бегал с мальчишками по крышам гаражей, не боясь зияющих высотой  прогалов.

… В тот день, когда Кузя безвозвратно исчез, все было как обычно. Я вышла с ним погулять, и Кузя, с мячиком в зубах, пулей полетел к своей подружке – поджарой юной лаечке. Когда они играли, прохожие останавливались и смотрели на них с улыбкой, такие у псов  были нежные, юношеские чувства друг к другу!

- Вот ведь собаки, а все по-человечески! - произнес кто-то. – Нет, зря говорят про людей, мол, живут и «лаются», как собаки. Это нам, людям, у них, у собак-то, учиться надо!

Прислушиваясь к разговору и радуясь за своего питомца, я выпустила Кузю из виду. Меня не беспокоило, что его нет в поле зрения: побегает и прибежит. Но время шло, а Кузи все не было… Обойдя двор и сквер - я не нашла Кузю, стала звать – не откликается…

- Да не беспокойся! – сказал сосед. Любовь у него. Первая, как видно. Набегается – придет.

Весь следующий день, еще… и еще… мы искали Кузю. Помогали нам, как говорится, всем миром. Были и слезы, и долгое ожидание: вот сейчас наш пес заскребет лапой в дверь…

Кузя не вернулся.

- Не ищи и не жди! За хорошую голову пропал твой Кузя, – сказала мне как-то очень пожилая соседка.

Я недоуменно пожала плечами, а соседка продолжила:

- Так в старину говорили - пропала со двора какая домашняя живность, значит спасает кого- то из семьи, за хорошую голову страдает.

 

…Иду домой уже затемно, выпавший пушистый снег сделал черноту вечера удивительно романтичной.

Кузя любил по такому снегу носиться. Сам прорывается сквозь сугроб, и только длинные кудрявые уши, как мохнатая бабочка, хлопают сверху по снегу да сзади, как маяк, хвост-шарик…

…Что-то заставило меня оглянуться. Сзади догонял парень, и во взмахе его правой руки блеснуло лезвие ножа. Я машинально ухватилась за лезвие и сжала его рукой с неимоверной силой. Дальнейшее помнится смутно… Помню, звала на помощь… Недалеко шел мужчина…Сейчас он мне поможет… Но он молча и как-то очень быстро проскочил мимо.

А дальше - туман…

Очнулась в больнице. Живая. Врач, с улыбкой, показал мне мою кожаную перчатку с разрезами на ладони:

- Спасла тебя перчатка. Не ударил он тебя ножом.

А мне подумалось о Кузе. Не зря, видно, старые люди говорят…




Комментарии читателей:



Комментарии читателей:

Добавление комментария

Ваше имя:


Текст комментария:





Внимание!
Текст комментария будет добавлен
только после проверки модератором.