Белый мамонт
Вячеслав Ковалевич «Живи»

   

 

   За столом, в маленькой кухне молча сидит женщина. В ее руке – открытка с кадром из немого фильма «Из пушки на луну» .Она всматривается в картинку переворачивает открытку и начинает читать рукописный текст: “Оля, Олька…”, прочитывает до конца. Спустя какое-то время, открытка все так же остается в ее  руке, Ольга сидит неподвижно, продолжая держать открытку перед глазами, но давно потеряв ее из виду, потеряв из фокуса своего внимания.       

 Кошка: худая, с короткой песчаного цвета шерсткой, медленно прошлась по кухонной столешнице, остановилась у мойки  и вытянув шею в сторону смесителя  начала ловить редкие капли воды. Чуть попятившись, в попытке удобнее разместиться, кошка задевает оставленные на сушке фужеры и звучание стекла заполняет пространство, отвлекая, наконец, Ольгу. И она обернулась в сторону кошки, смотрит на нее, кладет открытку на стол, картинкой вверх, прижимая ее рукой.

– Касси, опять... Пить хочешь? Открыть посильнее? Только  ты пей ее, а не кусай. Брызги, оттирать потом...Так  он кран не починил. А тебе он, что обещал?  Ты помнишь как он ушел? Он с тобой попрощался? Тоже –  нет?

   Кошка увлеченно ловила капли воды. Ольга возвращает взгляд к открытке.

– А меня спросить?.. Недостойна – я, да?.. Была. Женой.

   Кошка села, начала кусать свои когти и вылизывать лапу.

– Вдова дурака.  Касси... Давай, пострижем тебе когти, давай? Будет не так больно, когда цепляешься...

  Позвонил телефон. Ольга  достала трубку  из кармана  джинс, увидев, что «Номер не определен», помедлила, но ответила на звонок.

– Да, это – я.

– …

– А вы кто, вообще?!  Так нельзя... Павел, он...

– …

– Не смешные вы ублюдки.

 Она отключила связь и показной  брезгливость оставила телефон на столе. Трубка вновь зазвонила. В этот раз звонок отклонен.

  Кошка спрыгивает  на пол , потягивается и  медленно проходит  в сторону хозяйки, дойдя –  она уткнулась лбом в ее ногу и потерлась.

– Ублюдки. И Пашка с ними. Тоже. Да, Касси?

Позвонили в дверь. Ольга вздрогнула и посмотрев на дверь крепко  вцепилась руками в стул.

А звонок не утихал. Она  посмотрела на открытку, потом на телефон, снова на открытку и вновь –  на входную дверь.

– Касси, почему –  сейчас?..

  Ольга все же встает, все же идет к двери,но  останавливается перед ней, опустив голову, слушает. В кухне рычит кошка. Ольга смотрит глазок и видит мужчину в униформе курьера, с увесистой коробкой, стоящую рядом . Наконец, звонок затих.

– Посыльный! Примите почту!

Ольга нацепила цепочку и приоткрыла дверь.

– Это вы мне сейчас звонили?

– Я? Не... Диспетчер. Мадама, некогда мне... Заберите посылку и я поехал.

– От кого она?

– Тут  по английски. Не разберу. Или принимаете  или я отчаливаю. Потом сами забирать будете.

– Значит, вы –  не звонили?

– В дверь – да. Могу еще... Проблемы?

 Ольга открыла дверь, встав в проеме  и не впустив посыльного. Тот ухмыльнулся, подал ей планшет с бланками Она расписалась, рассеяно поблагодарила и осталась один на один с коробкой. Она разглядела  наклеенную на коробку эмблему отправителя: «Компания «Живи»»

 

 

  Раскрытая коробка стояла на полу, сама посылка – раритетный пленочный магнитофон, скорее –  его реплика, но женщина всё равно не разбиралась в  технических тонкостях, ей они всегда были неинтересны. Магнитофон теперь –  на столе. Вложенный в коробку листок она держала в руках, не читая текста.

  Вновь зазвонил телефон. Она, в ответ на звонок – она разгладила ладонью лист  и успела прочитать оглавление : «Для Ольги» и тут же – смяла листок. Звонок не утихал.           Оставив скомканное письмо на столе, взяла трубку телефона, нажала на «Ответ», включила громкую связь, положила трубку на стол и ничего не произнесла. Звонящий тоже молчал. Кошка подошла к дивану и начала его драть когтями.

– Касси! –  не сдержалась женщина.

– Ольга, простите. Нам необходимо поговорить.

 Ольга смотрела на стол, на коллекцию разного рода  сообщений в её адрес: открытка от Павла, напечатанное письмо (от него же?), магнитофон , и голос в телефоне тоже пытающийся донести что-то важное (а кому –  оно важное?).

– Вы отстанете от меня? –  Ольга разместила трубку на равном расстоянии от открытки  и от письма и магнитофона .  

– Мы –  компания «Живи» – прозвучал ответ из трубки.

Ольга крутанула трубку и та, верхней своей частью –  указала на письмо.

– Ну, тогда живи  – «Живи».

– Спасибо. Вы получили посылку?

– Вы знаете, как мне найти мужа?

– Знаем.

– Сколько вас – знающих?

– Мы – молоды, наш средний возраст...

Ольга резко встала со стула.

– Сколько?!

– Нас полтора миллиарда живых и миллиард уже усопших.

– Значит, тех, кто ни черта не знает и кому не наплевать – одна я. А вас...Ублюдки...Вас...

– Мы считаем: в сложившейся ситуации, вам стоит нас выслушать. Мы сопереживаем... Мы сейчас с вами.

– Да, на кой вы мне сдались? Я вас – звала?!

– Ваш муж...По его просьбе.

– Он где? Что это вообще такое?!

– Открытка.

– Читала. Бред.  На Луну! К студентке он ушел. Может он ее так зовет – Луна... Гад.

– Он  был честен со всеми, до...

– До?...

– До самого... момента...

– До?... Ка-а-ка-а-а-я! К ч-ё-ё--р-ту! Луна-аа?!!

– Дайте нам всё рассказать. Дайте нам две  минуты, двенадцать секунд. Пожалуйста.

 

 Кошка, напряженно лежала в отдалении и  настороженно смотрела на хозяйку. Ольга на секунду задержала взгляд на ней и черты лица чуть заметно  смягчились.

– Я вас вырублю через минуту.

– Мы хотим сказать: мы благодарны вашему мужу. Мы благодарны вам, за выдержку. Мы с вами.

– Да, пошли вы...

– Просто прочтите письмо, в нем — инструкция по управлению этим звуковоспроизводящим  аппаратом, оригинальная,заметим,  модель –   второй половины прошлого столетия. Павел, он...Он сам вам всё  расскажет. Он попросил именно так передать вам его сообщение. На пленке. Было непросто. Но мы нашли возможность. Мы так его ценим...

– Что вы несете?... Ау...Миллиарды, что вы — несете?.. – Ольга, отключила телефон, вышла из-за стола, подошла к графину, стоящему на подоконнике, налила полный стакан воды, сделала три жадных глотка  и оставила стакан недопитым.

  

  Касси вновь драла диван, Ольга смотрела в окно. За стеклом – обычный поздний вечер. Небо закрытое облаками.  Она говорит в пространство пустой кухни.

– Пашка я не понимаю: зачем?.. И понимать... Противно. Слышишь, муж?

Ольга подошла к столу, взяла трубку телефона, набрала номер. Она  долго ждала ответа.

– …

– Катька, Паша не у тебя?

– …

– Вы же друзья. Он же тебе все рассказывает?..

– …

– Он мог от меня на Луну свалить?..

– ...

– Шутка... Опять, творить поехал. Он говорил у него творческий кризис... Вы вообще из него выходите когда-нибудь?..

– ….

– Поняла. Как сама?...

– …

– Работаю...

– ...

– Про Луну он точно не говорил?..

– ...

– У меня – нормально. Нет температуры. Всё. Прости.

 Ольга отключила связь. Огляделась, словно по-новому увидела окружающее ее пространство. Кошка  закрыв глаза лежала в кресле. Но совершенно точно – не спала.

– Касси...Так не бывает. Если не врут... И миллиард – не врёт... Кого ты будешь будить в пять утра? Меня??? Нет,  он сволочь. Пять утра... Сколько сейчас там времени?

   Ольга обернулась к телефону.

– Набери мне абонента «Живи», включи на громкую.

– Ольга, мы ведь можем помочь...

– И меня тоже –  на Луну?!

– Нет-нет, это знаете очень финансового затруднительно... А вот поддержать. То есть... Среди нас: психологи, врачи, люди пережившие утрату близкого...

– Идиоты... –   Ольга произнесла с той же интонацией, что и у собеседника.

– Не без этого... Нас ведь миллиард.

  Ольга села в кресло, уложила на колени кошку.

– Эй, «Живи» чем можно доказать, что это – не  розыгрыш? Понимаешь, я  все равно не верю.. . И подруга его, они друзья – двадцать лет . Нет, не любовники. Я знаю. Он   не в ее вкусе.Так, если она не в курсе. Значит –  вранье. Ты мне... Вы  же мне врёте?..

– Полтора миллиарда не может врать, как один человек. Может заблуждаться. Обманываться. Но не врать.

– Значит, надо заставить тьму людей верить, что мой, кажется, муж –  улетел на Луну?

– Да. И это дорого. Это сложно. Это не имело бы смысла.

– Вылечить его вы не захотели, с каждого по копейке и он как новенький, меня бы пережил…

– Нынешняя акция перестала бы быть настолько востребованным инфоповодом. А сейчас, благодаря Павлу, пожертвования на лечение сотен тысяч людей уже поступают на счет фонда “Живи”.

– Заберите его оттуда.Дайте мне с ним поговорить.

– Он просил оставить его там. Мы оставили. Павел был, как правильно выразиться… Попутным грузом, не влияющим на коммерческую миссию корабля. Вы… Вы можете на него посмотреть.

– Он же простой. Он... Не удалось ему стать… Но… Так...Эй…, брошенные жены, откликнитесь, вы принимаете в свой клуб?..

– Включить прямую трансляцию с Луны?..

  Ольга, отключила телефон. Кошка умывалась, не обращая внимания на свою хозяйку. Ольга вышла в коридор, прошла мимо спальни, остановилась у закрытой двери. Открыла ее и осмотрелась. В отличии от интерьера остальной квартиры эта комната давно не знала ремонта. Частично сорванные обои говорили о начале изменений, а приклеенные поверх фотографии свидетельствовали о том, что эти изменения временно приостановлены. Большое окно: от потолка до пола, в котором видна большая замерзшая река пересекающая город. Незастроенный берег, под окнами дома – темная и однородная масса пустоты  и много огней жилых новостроек – по ту сторону реки. Ольга подошла к окну. Рядом с окном – большой письменный стол, стопки фотографий. Поверх всего лежал склеенный  скотчем коллаж: портрет составленный из нескольких чужих портретов и автопортрета Павла. Она узнала в коллаже – свой подбородок, узнала взгляд Кати, и не узнала взгляда ребенка  – в левой части портрета. В коллаже участвовал кто-то еще. Она  долго всматривалась в собранный мужем портрет, но не узнавала  в нем других людей, их было как минимум еще трое. Ольга опустилась на пол, положила перед собой коллаж. Сфотографировала на телефон.

– Набери мне абонента «Живи», включи на громкую.

– Ольга?

– Всех на ней узнаешь? Он всегда делал такие вещи, такие...

– Банальные.

– Ты это сейчас сказал его жене.

– Помните, я же не могу вам врать.

– Узнал кого?

– Есть вероятность ошибки.

– Почему я их не узнаю?..

«Живи» промолчал.

– Слушай, миллиард, а ты совсем не хочешь помочь? Ну, да...

– Не хотите присоединиться к мировой премьере трансляции с места, на котором остался ваш муж?

– Ублюдки. Говоришь, он оставил запись. Я пойду. Я послушаю. Знаешь, а я давно его не слышала. Нет, говорили. Но так: покажет очередное  творение своё… Я же не миллиард, я одна, я могла сказать…  Ему было нужно услышать. Наверное это – всё, о чем я ему говорила. А о чём – ещё было говорить?...

  Ольга отключила телефон и пошла на кухню. Подошла к магнитофону. Нажала на кнопку «Play».

   За спиной Ольги включился телевизор, звук выключен. На экране – камнями выложенное слово «ЖИВИ» и силуэт человека в скафандре, прилегшего в том месте, где могла бы быть точка.

 

 

 


Комментарии читателей:



Комментарии читателей:

Добавление комментария

Ваше имя:


Текст комментария:





Внимание!
Текст комментария будет добавлен
только после проверки модератором.