Белый мамонт
Дарья Пронина «О вечном»

О вечном


Плавит конвектор Хронос,

конвертирует мысли -

транслирует через голос

в ином, искаженном смысле.

Кровь через теплотрассы -

шум не оправдан, громок.

Офисы, деньги, кассы,

работа, долги. Ребенок

непослушными пальцами трогает

утром весенним ранним

небо, полное бога и

ещё не остывшие камни.



Мы шли


Мы шли тропами к свету,

Тропами к лесу, тропами к лету

Мы разжигали огонь,

Мы кормили его, обожжет - не тронь,

Мы растили его, мы его стерегли,

А потом усыпляли, ворошили его угли.

В нашей памяти панихиды пели ему.

Я сижу в темноте и шепчу тебе одному:

"С фонарем через лес пойдем, здесь духи и волки"

И по телу мурашки, и в сердце твое- иголки.


Мы шли тропами к свету, тропами к лету,

А вернулись, путаясь между сосен

В темную ночь и осень.



Поэту


Он закрывает глаза

и я вижу -

к нему пробираются образы рифм

тенями по стенам,

по венам, по сложным электросистемам -

у образов свой алгорифм

попадания к цели:

терпели года и недели, болели,

ползли и летели.

и вот, закрывает глаза -

и босой, сквозь леса,

сквозь ветер,

который устал и затих, -

Он приходит к итогу

(как странники - к дому и грешники - к богу):

рождается стих.



Заклинание


Странное дело:

сумасшествие

или,

может быть,

колдовство:

что холодней моих пальцев -

давно мертво.

А я,

кажется,

я до сих пор жива.

Только знаю,

твержу

под ребром поселившиеся

слова:


"Мой святой, потерявший бога,

мой одичавший пес,

на нутро, изъеденное тревогой

и солью слёз,

на сухой язык, прямо в открытую пасть

каплей алого

свежего сока

хочу упасть."




Поднимайся, подруга


Поднимайся, подруга, на город спустилась ночь -

в это тёмное время ты не жена, не дочь.

Небо дышит сиренью, свет сладок и густ как мёд.


С корабля -

на бал,

с костра

да на эшафот:


Надевай своё чёрное платье - и прочь, скорей

из квартиры - от мыслей, а главное - от людей.

Мрак стирает черты, тебя не узнать в анфас.

Сквозь открытые двери в подъезды сочится джаз,

на горячем ещё асфальте танцует тень:


Три часа до рассвета,

а дальше -

что смерть,

что день.


Три часа, чтобы вспомнить суть и достать со дна.

В это тёмное время ты, наконец, одна -

Ворожея, колдунья, владычица вещих снов -

Мимо мёртвых машин и спящих чужих домов,


Пока кто-то не счёл безумной,

не спас,

не решил помочь -


К тишине, к темноте, к себе -

прочь, подруга, прочь.




Бессоничное


Это замкнутый круг - три комнаты, коридор.

Ночь не видит тебя, танцуй перед ней в упор:

для нее крик бессонницы есть показатель нормы.

Тень важнее, чем свет, проявляющий глазу форму,

но без света нет тени. Сомнения ходят сонмом.

Ты не думал зачем, инстинктивно спасаясь в штормы,

только в штиль захлебнулся святою водою насмерть

и теперь твоя тень подпирает тихонько паперть.

Мысль и действие, вещь в безмолвный встают укор,

А виною как будто три комнаты, коридор.




Предчувствие


Распахнуто окно в июль и август, не собрана кровать.

Я день живу, но засыпаю с мыслью о том, где зимовать.

Холодные туманы ранним утром и всё нужней огонь.

Тревожный знак: упавший лист в раскрытую ладонь.




Поцелуй оставляя


Поцелуй оставляя на впалой щеке

И сжимая в ладони шершавые пальцы,

Понимаю, что мученики и страдальцы-

Вот такие, как ты - всегда на легке .


Я веду тебя узкой тропою к обрыву,

Я хочу показать тебе сумречный город

И, насыпав немного касаний за ворот,

Поделить с тобой запах и вкус чернослива.


Я не жду от тебя ничего в благодарность,

Но когда-нибудь, в будущем, станешь счастливым-

Вспомни. Пусть на губах черносливом

Обернется случайная радость.






Комментарии читателей:



Комментарии читателей:

Добавление комментария

Ваше имя:


Текст комментария:





Внимание!
Текст комментария будет добавлен
только после проверки модератором.