Белый мамонт
Анна Горелова «Иваси»


За так


На птичьем рынке чего не встретишь.

Один чудак

здесь торгует по пятницам солнечными зайцами.

Он, конечно же, мог бы их раздавать за так,

но питомцы «за так», как известно, не приживаются.

Копошатся в картонной коробке с зеркальным дном

длинноухие: пёстрые – с пятнами, белые, жёлтые.

Любопытствуют люди, прицениваются – почём?

И чудак отвечает загадочным полушёпотом,

что, мол, в общем, в уплату годится любая фигня:

карамельки (желательно мятные), бусы, ленточки…

Было дело, мальчонка на зайца ему сменял

старый дедов пиджак в красно-синюю мелкую клеточку.

…А погожие дни входят к осени в дефицит.

Там, на небе, четвёртые сутки дымно, облачно.

Там, на небе, Господь всю неделю грызёт леденцы,

перебирает хлам, даже курит со скуки в форточку.

Наконец надевает тот самый смешной пиджак

и солнце по лучику каждое утро в пятницу

продаёт за пустяк.

Он бы отдал его за так.

Жаль, что счастье «за так» отчего-то не приживается.

 

Иваси


рыба бесхребетная иваси

в синем-синем море плывёт-скользит

и морской воды солоней в разы

горький привкус рыбьей её слезы

ни о чём я Господа не просил

а теперь прошу: сохрани спаси

пусть живым дойдёт до конца стези

пусть увидит море хоть раз вблизи

тот кто мне постыл и невыносим

тот о ком не спит опять иваси

свет велик, а море – от сих до сих

уплывай пожалуйста, иваси

мир не рухнет, мир не сойдёт с оси:

в этом море тысячи иваси

ни о чём стихии я не просил

а теперь прошу: коли хватит сил

рыбу бесхребетную иваси

ты туда, течение, отнеси

где старик без имени на фарси

хрипло кличет с берега иваси


досчитай до ста


1.

безо всяких там шуточек и подколок,

я скажу, как сказал бы любой психолог:

если мир до печёнок тебя достал,

сделай вдох.

сделай выдох.

считай до ста.

… три-четыре – с улиц исчезнут лужи.

я возьму себе, что тебе не нужно.

ни ветров, ни мороси. двадцать три.

у тебя аллергия на ноябри.

а ещё на цветение в мае. тридцать.

на соседей, на пробки… 

договоримся: новый мир тебе. мне взамен пустяк.

без обмана. просто считай до ста.

сорок шесть. смелее же. сорок девять.

я один, кому ещё можно верить.

потому что, глянь  – ни души вокруг.

я один тебе настоящий друг.

вот и верь мне, нет для волнений повода.

(как я голоден, господи, как я голоден!)

пятьдесят. шестьдесят. девяносто два.

не гори огонь, не расти трава.

девяносто семь. девяносто девять.

ни воды. ни берега. ни деревьев.

только крик… твой, нелепый.

да перестань.

успокойся и досчитай до ста.


2.

пустота

 

Кенарь


шахта.

кенарь внезапно смолкает.

кирка и заступ застывают в руках; в полумраке бледнеют лица.

Старший тут же командует шёпотом:

– Братцы, баста. К люльке. Быстро.

Малóй, да забудь ты уже о птице!..

смерть струится по шахте,

шарит оторопело: никого, ни души.

Чёрт! опять она слишком рано показала себя –

пустячок умыкнула, мелочь.

Трель ворованной песни звенит у неё кармане.

… где-то там наверху по-над степью густеет вечер,

и для вдоха и выдоха воздух пригоден. К дому

по примятой траве, к лету вымахавшей по плечи,

бодрым строем шагают шесть бородатых гномов;

громко хлюпая носом, в хвосте новичок плетётся.

Бригадир только сплюнет, кивнув остальным – оставьте.

У мальчишки-шахтёра на грязной ладони солнце,

онемевшее жёлтое солнце, что встанет завтра.


Человек и город


– Нелепый город, – думал человек.–

Не город, а блаженненький Ивашка,

такой… душа – рубашка нараспашку,

уверенный, что небо любит всех,

что завтра поутру случится вдруг.

Стоит себе у краешка вселенной

в житейском южном море по колено

и чаек кормит, тьфу ты, прямо с рук…

– Ах, Боже мой, нелепый человек! –

рассматривая гостя, думал город. –

На всех дверях засовы и затворы.

Бетон, стекло, металл – сплошной хай-тек.

Трамвайчик синий дремлет за углом,

но ржа почти разъела вены рельсов;

стучит электростанция, как сердце,

а света нет ни в том окне, ни в том.

На улицах ни женщин, ни детей,

хотя в карманах голуби и розы,

и час ещё не вот чтоб очень поздний.

Не понимаю, право, хоть убей.

А впрочем, кто, ну кто тут станет жить,

когда чуть что – так сразу дождь и слякоть?

Нелепый человек… Обнять и плакать.

… проспектов спешно сматывая нить,

по городу турист лет сорока

прошёл апрельским обречённым снегом.

А город шёл и шёл за человеком,

билет обратный комкая в руках.

 




Комментарии читателей:



Комментарии читателей:

  • Людмила

    21.08.2017 20:07:32

    Спасибо, Анна. Вы мне протёрли глаза.Мне очень понравилась подборка ваших стихов.

Добавление комментария

Ваше имя:


Текст комментария:





Внимание!
Текст комментария будет добавлен
только после проверки модератором.