Белый мамонт
Арина Ковшевая «Ковш с чувствами»

Шире улыбку, шире!

Вас это бесит, знаю.

Поэтому цвет вонзаю

В ваши

Серые 

Щи!

 

Трещит горделивая хмурь,

А я хохочу, мурлычу,

Рычу, посылаю к врачу

И превращаюсь

В клич:

 

Личность. Свобода. Честь.

Рыцарство. Свет. И Радость.

Подсунь мне любую гадость,

Я сделаю дерзкий стих!

 

(лихо поправив гриву)

 

Готова читать надрыв.

 

Любое несчастье - прививка.

Всякая боль - шлифовка.

Горе - судьбы гравировка -

Лучший

Подарок

Из всех!

 

За тех, кто разбит и сломан,

За юродивых и уродов,

За золото высшей пробы -

Горбатых, печальных, больных!

 

Пусть солоно, горько, колко,

Да пусть одиноким волком!

Смело гляди и зорко,

В силе и правде - толк.

 

Толк в том, чтобы быть счастливым,

Живым и непобедимым!

Ошибаться необходимо,

Падать в грязь,

Биться в кровь,

Бояться!

 

В бой, мой друг!

Без меча сражаясь,

Поражая планету

Жаром сердца,

Мерцай

Глазами!

 

Знаю, новость известна в мире,

Только шире улыбку, шире!

Повторяй каждый раз в ненастье:

Упасть - это еще не напасть.

Слабость - не встать,

Это уже

опасность.


САРИНКА


У меня два бревна да на оба глаза,

да такие, что можно построить дом!

А у вас!!!..А у вас не глаза - а стразы!

 

из которых

не слепишь

звёзд

 

Последняя буква в алфавите

 

Этот пост о том,

Что я не святая,

А местами просто невыносима. 

Этот пост о том,

Что я виновата во всём,

Что сделала некрасивым.

 

Сколько подлости-гадости,

колкости

неуместной

я совершила?

 

За резкость суждений, за

вздёрнутый нос

меня посадят на шило.

 

Матом крушила,

Когда не надо.

Глушила водяру,

Но это ладно,

Адом кромешным

Была и ядом

Желчи

Травила

Дом.

 

ТвАриной меня

назвать порой можно

и хочется, чтобы

всё скользкое, ложное.

Выжженно было

Напрочь из кожи.

 

Наружу - только хорошее.

 

Но слов назад не воротишь,

И поэтому я вновь открываю рот:

 

-выбирать к принципам методы,

наоборот нельзя.

- прежде чем идти в князи

надо бы от грязи

внутри избавиться.

-отправляясь в полет,

убедиться,

что ты не курица

или петух

- не жужжать как муха

- быть близким к далеким,

приближать к себе недалеких

 

- и помнить,

поднимая вверх ворот,

что 1 сорт

никогда

не

гниёт.


Ты просторен, велик и грозен.

Человек-скала.

Уменшительно-ласкательным суффиксом

в имени

твоём стала. Показать полностью…


Ты просторен, велик и грозен.

Прогноз на завтра:

ожидаются страшные

грозы

и вкусный завтрак.


БЕЗ РИФМЫ

 

не нравится мне такие вот формулировки,

но "ничего не поделаешь".

если мужчина и должен поставить меня на место,

то только рядом

с

собой.


если тебя не любят

 

Раздвигая крики:

- Нет!!!Этого быть не может?!!!

Снимаю критику с надменных рож, 

Иду на рожон

Сквозь стон

воздыханий, незыблемая и лучистая:

 

Вам снится прекрасный сон,

которому суждено случится.


Этому о Том

 

Моя боль – песчинка боли среди других.

Я зарываюсь в песке.

Назови мне веские причины, 

почему мы должны быть вместе?

Жизнь – самый прекрасный тест

на совместимость.

Я не знаю, как мне себя вместить

в этот мир.

Когда он ушел,

я не нашла костыли и пришлось ползти,

падать в полости.

Полосовать там сердце,

дабы избавиться от всяких гостей, конченных новостей,

бешеных скоростей.

 

Резать вдоль и поперек.

Вдоль и поперек резать.

Нарек меня мечтой и теперь я навечно

заколдована остаться одной,

а мне бы разлиться водами,

а мне бы остаться с тобой,

писать тебе оды.

 

Я не нужна была ни одному мужчине,

начиная с отца.

Эта тема мне жжет глаза

перцем.

Твое имя – код на моем сердце. Вот так.

 

Я – лот, на который ни у кого нет денег,

чем мне кормить ненасытное эго?

Все из кожи вон лезу, чтобы стать тэгом.

В честь меня не запишут трек.

 

Век давит меня - коленки к груди и плакать.

Калекам раздать все богатства

и нищей стать.

Лакать из чужих пространств

хоть какое-то счастье.

Опять.

 

Мне страшно. Мне очень страшно.

Равнодушие дышит из всех щелей,

пускает меня на вещи.

Философия комментаторов –

камень на шею.

И я тону.

Смыть в унитаз свою жалкую душу.

Иду ко дну.

 

и да. я ненавижу зеленый.


Фоловер

 

Лайки уходят – дают обратный отсчет.

Бегаю по икее – где-то себя оставила.

На глаза наплывают веки 

в метро.

Я мечтаю открыть их в мае.

 

Грохот железа. Скорость. Непроницаемый шум.

Мощный, тяжелый залп: череда ударов –

меня относит назад, вырастает зум.

Макросъемка погибшей пары.

 

Все прожилки истошной нежности

так отчетливо обрисованы,

расфасована неизбежность

в каждое честное слово

 

с душераздирающем трепетом.

Лужи из слез заморожены,

взрослые дети

вынырнули из кожи.

 

Сетью обмотаны – запечатленный раж.

Плетью по нервам – Фобос вошел в кураж,

кружит часы,

отбрасывает вперед.

 

Лед за шиворот,

крик поперек горла.

На меня смотрят цветы в подземке –

изображают фетиш.

- Не жди Орла, ты никого не встретишь –

шепчет толпа.

Ступеньки

шевелятся,

пенятся.

Алкоголь.

 

Потоп. Запах спирта.

Кое-как на поверхность,

бегом по оси

соблюсти верность,

соединить мосты.

 

Вглядываюсь в витрины

прошлого,

ищу отражения нынешнего,

тени будущего.

Город разрушен

частично.

..И он есть частное

собери его по частям –

 

утверждают афиши, листовки, реклама с баннеров.

 

Чертов квест, игра в лего,

не пойми какое «дано».

 

Я бегу. Я бегу

оставляю в маршрутке

варежки,

след от помады

на чашке.

 

Таков канон

– лови

отсылки -

 

на стекле от дыхания пылкого

- найди звуки

Цветаевой,

подожги в головах опилки.

 

А мне нужно бежать, любимый,

лайки уходят – почти на ноль.

Когда сбудется возраст

в 3 года тогда и встретимся.

Сохрани на груди своей

сердца лоскут-

заплатку-тот самый пост.

 

Новогодний тост.

Бой курантов.

Бросай гостей.

 

Кости брошены.


Go речь

 

Серая или цветная -

разница не велика,

лик один - толпа. 

На лицах - маски,

на душах - замки -

затасканные шаблоны.

 

И что-то там про безумцев,

если улыбнуться, то вот оно счастье.

Или "меня разрывает на части".

Так и хочется сказать:

- Не части и тебе найдутся запчасти.

 

Каков посыл? Я несчастен?

Я не такой как все?

Все притворство? Всем друг на друга насрать?

А не много ли для местоимения я?

А не мало ли для местоимения все?

Удобный настил вместо имени!

 

Стили свою линию,

отличное основание!

Настолько личное,

что становится общим,

возвышается надежное здание

не на качестве, а на множестве.

 

"Разжигайте сердце, срывайтесь,

делайте чудеса!" - обнажают

дёсна ораторы,

вторят снова.

Не играя в прятки за словом,

а есть ли что разжигать?

Чем ты лучше кого-то другого?

 

Чтоб сворачивать горы,

нужно горючее.

И чаще всего - это горечь,

а "уютные люди", авторы "смелых" речей - не могут горчить.

Оставьте свою бесконечность,

хотите чинить - диагнозом не колечьте.

Завершаю свою картечь:

 

и постят великие мысли вконтактике,

и больше любят животных,

и меньше - людей.

скажите-ка мне, котики,

кто пожалеет вас во всей этой канители,

когда что-то болит в теле, но на деле физика не причем?

остается надрывать животы от смеха и говорить, что все хорошо.

 

тертые калачи садят печень,

палачи лечат,

а я просто хочу понять:

в чем заключается человечность?

в ком?


Поцелуй

 

Все слишком неуязвимо и тонко.

В этом доме так тихо, что слышно мысли.

С неба сверкают осколки 

наших разбитых жизней.

Только тиканье где-то в груди

хранит память о ходе времени.

Просто время закончилось. Времени больше нет.

Лунный свет застревает в темени.

Тени застыли. Напрочь впитались в стены.

Синий Мрак точит блики и стережет беззвучье,

пожирает вздохи, растет, как туча.

Ручьями стекают слюни-лучи.

Здесь когда-то очень давно

родилась Кручина.

Ночь вскормила Любовь и Страх –

следствие и причину.

Внутренний мир рушится и рычит,

звучит сквозь

физическую личину.

Так хочется заглушить падение,

в глазах человека напротив

сверкает то же желание.

Люди друг в друге спасаются

под действием вожделения –

это инстинкт выживания.

На сегодня тираж закончился.

Сожжены были все издания.

Мы остались с тобой одни

без внимания.

Нас убьет синий Мрак,

если мы не затихнем вскоре.

Раскроит на страницы,

оближет пламенем.

- - - - - - - - - - - - - - - - — - - — —

2 фигуры изображают камень.

отбрасывают одну тень.


До чертиков,

до жути,

до одури

 

с о с к у ч и л а с ь.


До кучи

мне не хватало Вас.

Вы прекрасный,

Вы самый лучший!

Отчего не со мной сейчас?

 

Ваш точенный,

рельефный профиль

прочно въелся в мои мозги.

Скоро выйду на улицу с лозунгами:

«Мне невидно без Вас ни зги”.

 

Несгибаема,

но как выносит!

Меня бесит

думать о Вас,

ждать звонка,

прожигать вопросы

в пустых

глазах.

 

Зла не хватит!

Но что мне делать?

Приголубьте

да приласкайте,

чтобы быть мне колючей и сладкой,

а то смерть

от проклятой тоски.

 

Я в тисках надежд и мечтаний.

В книжный замок бегу и читаю,

вычитаю из сердца вздохи.

-Как мне плохо! Ах, как мне плохо!

…..

а тут тема такая –

теорема: соскучилась - соскочил.

я – доказательство.


Гранатовая граната

 

Фейерверк из глаз.

Вас

тяжело не заметить. 

Огоньки наступают в пляс,

кружевною

сетью

 

обхватив скульптуру

девственного

Амура.

 

Холоден, прям, умён.

Спокойный, уверенный тон.

Вылетает гранта вон

из груди,

гранатовая,

 

в руки мраморные

Амура.

 

Дайте скорей микстуру –

кожа плавится,

накаляется моя внутренняя

Психея.

 

Нравится мне русский Амур,

очень

нравится.


Выстрел

 

я отдала тебе детство,

а это больше, чем девственность.

но ты стремишься за действенностью 

 

органа,

что находится

вне.

 

во мне, извини, нет входа, сплошняком широченные выходы,

кормлю бездыханных вдохами,

сама, оставаясь без выдохов.

 

одарил меня только вздохами.

в глубину, да не в ту стремился.

оказался настолько плох,

что похвастался:" Не застрелился"

 

в зубы не смотрят

 

Коня не получила даже,

зато получила по роже –

реальность как вмажет-вмажет, 

пройдя крапивой по коже.

 

Без коней обойдусь, пожалуй.

За имущими следом пойду.

Соберу все подковы ржавые

и как надо

ему

отплачу.

 

 

 

пол проваливается под ногами,


буду молиться за здравие

твоего врага.

понаставил раз мне рога,

за словом не полезу в карман,

закрой-ка свой ротик-кран,

мудак-говорун, врун, баран.

чертовски прекрасный таран летит.

раздавлен.

разбит.

забыт.

 

Сказка допубертата

 

Со старых фотокарточек

впорхнули в действительность бабочки

детства 

волной

окатив.

 

Мотивы беспечных будней

под объективом глаза

сразу взъерошили память

пламенем

вспыхнув в груди –

 

солнечным, жгучим месивом

вместе с песней

Сольвейг Грига

вмиг пробудили

слезы –

невинности

хрупкой

жемчужины.

 

Чужбина по гену покинута,

смыт пепел разврата и горестей.

Слушайте, люди, новость!

Пост на защиту Прекрасного

Ждет Своего

Героя!

 

Море жизни болтало и мучило,

воды крючило, рожи корчило,

но сейчас все самое лучшее

кучей валится

прямо

в сердце.

 

Дверцы настежь его распахнуты,

потому что есть тот,

кто прахом

обратит все вселенские страхи

- в раз!

 

Сказ-

ка допубертата – чудесна ,

на деснах вкус пасты «Дракоша»,

ищу подсказку на коже

фотобумаги.

Магия!

Где спряталось имя Илья?

Как разгадать мили шифров?

Крупный шрифт – отсутствует.

Может все дело в цифрах?

 

Страж моих грез невидим,

на снимках непобедимый лидер

крамольников и бунтарей

травит хищных зверей

и монстров

людских пороков,

ограждая от взрослого рока

детский

воздушный

мир.

 

Лирика фоток кем-то пропитана,

на них – немая молитва –

напиток

от чар злонравия.

«По праву твоя навек» -

гласит из далеких лет

послание.

Возвышается монумент

мироздания

несокрушимого

трепета

под лепет

малышки.

 

Мишка Винни-Пух, кассеты с Незнайкой, книжки о Муми-Троллях,

цветная мозаика, балалайка, мультик «Сейлормун», шампунь «Карапуз»,

советский телефон, сочный арбуз,

диафильмы, мамины бусы –

дары, освященные Музами,

отправлены в синеву

 

источника путеводного зрения.

Если мы – творение Атума,

то я жду воссоединения,

Геб.

 

Хлеб мой, вода и воздух,

как твой дух оказался возле

еще не пылавших щек?

В порошок стерты все сомнения,

отказаться от завершения –

предложение

от

меня.

 

Разглядела под панцирем плоти,

отхватила громадный ломать

волнительных,

робких поз.

Я узнала в земном обличье –

что-то волчье

и что-то птичье,

и собачье –

крылатый волк

вместо глаз, у которого

долг.

 

Восторг, благодарность и нежность –

все тебе, моя неизбежность.

Расшифрована фотозагадка –

не на фотке,

а на сетчатке

пропечатался

образ

твой.

 

 

Я Му

(внутренняя антиутопия)

 

Сигнал воздушной тревоги.

Глаза не видят, а плачут.

Палачей как собак нерезаных.

Вызовите врача!

 

Вышвыривают из тела чудовища,

нападают во сне оравой.

Травят во мне человека чудища,

туловище отравлено!

 

Зарево ярких фар –

очарована смертельной случайностью.

Мечтать умереть за чаем –

неожиданно,

безболезненно

и нечаяно.

 

Вся вымерла! Вся! Без остатка!

Ты ушел – и я инвалидом стала,

стан состарился, исказилась в страхе,

мысли заплыли салом.

 

«Возбудить до судорог и не дать»

(в льды закована в этой позе).

Розы волной накрывают меня,

опасные метаморфозы.

 

Кочергой перебирает по ребрам

одиночество словно «чужой».

Ножи обнажает правда,

режет за гаражом.

 

«Зачем ей знать, как доехать до Ленинградской?!» -

орет-бесится сигнализация.

Радиация – это я.

Как мне спасаться

и прятаться?

 

Стол – граница, барьер, преграда.

Не достать до плоти из текстов.

Тест на прочность – держи себя прямо,

не впадай в проклятое дееетство.

 

Гиперстимулы скачут до максимума.

Посмотрите! Я здесь! Я есть!

Вестью доброй встаю перед вами,

предлагаю Мозги и Честь.

 

Стол – огромеееен и длин до ужаса,

километры лет, киноленты опыта.

Это пытка - смотреть на чудо,

зная то, что оно не будет.

 

Не свершится со мной, не станется!

Взгляд палящий – пустым красавицам.

Ну, а мне как цвести и нравиться?!

Ну, а мне как цвести и спеть?!

__________________________________

 

Наизнанку планета вывернута.

Навсегда весела и пьяна.

Яма из каждого вынута.

В яму иду сама.

 

 

два слога, ударение на последнем.


смотришь в твои глаза - и хочешь повеситься.

ты наследник

Боли.

сердце твое бесится,

корчится,

ненавидит,

но крестится

на меня.

 

два слога, ударение на последнем.

я хожу по земле,

оставляя следы

твоего имени.

бледное горе

тебя движет.

я тебя вижу

в каждой случайной смерти,

в каждом несчастном ребенке.

в новосибирском метро.

 

пленка моего головного

месяцы вертит,

путая правду, неправду.

падая градом

слов

на бумагу.

 

влагу ищу в пустыне твоей души,

но вижу одни лживые

миражи.

 

Речь без меня

 

Ты – центр, ядро, каркас и мотор,

грифель, скелет, основа, фундамент

того, что зовут под именем «cor». 

Орган покорен.

Орган ментален.

хор букваря и слов хороводы –

есть моя рать,

где я воевода.

ее я веду с того самого года,

как хлынули воды

и речь началась.

И вот я иду, веками шагая,

меняя локации с губ на бумагу.

Иду, имена вещей оглашая,

уста орошаю,

шрамирую

лист.

Вмещаю огромное - в малое

и попадаю

под хлыст

языков.

________________________

Ковали меня народы

и проходили годы.

менялась моя порода

от рода

новых

имен,

зданий колоды рушились

и вырастали новые,

в мир я нещадно вслушивалась

и слышалась

в нем

самом

еще до всех аз и буки,

лишь откликалась звуком,

в бьющемся

храме

мук.

 

крик! – и мой дух в теле.

без памяти и без цели,

без воли в решетке костей,

в пасти, меркнущих дней.

 

интуитивный поиск –

на ощупь, на вкус, на взгляд.

младенец, проникнутый голосом:

«сердце – есть лучший клад».

кладу на язык слова:

папа, баба, губа, кися, дай.

но это только глава,

а главное –

где

искать?

погруженная в текст пространства,

странствую в этих глубинах,

ищу ту самую глыбу,

что сердце мое создает.

 

и я на тебя наткнулась:

вещественного и живого.

и память моя проснулась,

и главное вдруг нашлось.

 

коснулись меня глаза,

сошлись с моими глазами,

и хлынула вновь волна,

и речь

началась

с нами.

 




Комментарии читателей:



Комментарии читателей:

Добавление комментария

Ваше имя:


Текст комментария:





Внимание!
Текст комментария будет добавлен
только после проверки модератором.