Белый мамонт
Юлия Чаттерджи «Сборник посвящений»



Азбука

(Сборник посвящений)



Посвящение Времени


Ржавые по осени трамваи

Исчезают на конце столетья.

И проходит, забивая сваи,

Время старое в своем расцвете.


Громыхают старые трамваи

И пустые банки новых зданий.

И зияет синее окно

Улицы, поломанной давно.


Мечутся неделя за неделей,

Старые трамваи тяжелеют,

Вечереет с самого утра,

И все время ссорятся ветра.


Но когда-нибудь в другом столетье

Забутонят новые соцветья,

И бетон бессмысленных идей

Зацветет теплом иных людей.



Посвящение Детству


Мчимся мы на карусели.

Еле-еле.

Еле-еле.

Мимо нас

Ползут бульвары,

Старый-малый,

Малый-старый.

Мимо нас

Прошла Петровка,

Сретенка ползет,

Покровка.

Мы затем

Кольцо замкнули,

Карусели крутанули.

Покрутились,

Очутились

Мы у тех домов,

Что снились

Нам сегодня,

В них мы были

Двадцать-тридцать

Лет назад.

Жили-были –

Стар и ад,

Рай и млад.

А мы смотрели

И почти оцепенели:

Как же долго мы сидели

В жизни той

На карусели…



Посвящение Дирижеру


Всюду – огромное море,

В море огромном – горе.

Наша слеза – море.

В море – пуд соли?

Более

Пуда – любви и боли!


Море не стонет, хором

Марши поет море!

Кто дирижирует бурей,

Кто дирижирует морем,

Стоя на черном просторе?


Тот, кто теперь под волной

Спит и, наверное, молит

Небо о нашем покое.


Он был и есть – в небе,

Он был и есть – в море,

Он был и есть – на земле,

С нами.


Мы помним…

Мы помним…




Двенадцать

Посвящение детям прошлого века (только для взрослых)


…(1)

У меня – кредит

В кармане,

Далеко

Не ипотечный.

У меня набор

В багажнике

Валяется

Аптечный.

Сзади – дети,

Я – родитель.

Разместился.

Я – водитель.

Едем в школу

Раннего развития?

Цирк – в скорлупке:

В раздевалке

Пляшет

Маленькая

Труппа.

Я привез

Детей двоих

В развивающую

Группу.

Повезу

Детей домой,

Кину

В бардачок

Кино.

Спрятаны

На ди-ви-ди

Мультики:

Дитя,

Найди.

Под колеса –

Полотно:

Дно и небо

Заодно.

Дети, дети,

Вы – мое

Раннее развитие,

Бытие-небытие

Рваное мое,

Целое мое,

Новое – мое.


…(2)


Детьми мы были –

Качели пели.

Они и теперь поют.

Но горки рядом

Уже другие

Трубы весело вьют.

А мы на качелях

Висели и пели –

Как теперь не поют.

А мы с качелей

В прыжке летели –

Как теперь не дают.

А нам бы –

И петь, и летать!

А нашим бы детям

Барашков

Небесных

Хотя бы

Нарисовать!


…(3)

А я слыхал про Свифта,

Про Сильвера и Флинта,

И улетал без визы

С балкона за моря.

Я жил в кирпичном доме

С балконом, но без лифта,

А рядом, в новом блочном –

Все старые друзья.

Взлетал с попутным ветром–

Ух! –

На верхний я этаж,

И видел вдруг,

И бредил –

Дух

Захватывало аж!

И то, что видел,

Был простор,

А не раздор

И не позор.

О чем ночной

Случился спор,

Я проворонил...

Но – не суть.

Бежать пустился

Наутек

Да во все тяжкие,

Дышал

Да во все легкие,

Душа

Забилась ломкая.

Не мог

Ни сдохнуть,

Ни вздохнуть.

И путь,

Нелегкий,

Криво-косо

Лег.

А дальше –

Прямо...

Сразу –

Сын...

И первый вздох,

И выдох-крик

Меня ударил вдруг

Под дых,

В подвздох...


…(4)

Когда делили ножичками мир,

То круг земли делился сам собой.

И поделили – на войну и мир,

И поделили – на чуму и пир.

Но пир – горой,

А с плеч гора – долой.


…(5)

И я теперь – отец...

А рос я без отца...

Летали мимо

Словеса,

Мотали

Головой

Леса,

Вокруг

Скитались

Чудеса,

Нырял, балбес,

Я в небеса.

И целый прошлый век

Твердила мать:

«Будь человек!

Тебя растила без отца

Такового же самца!»

А что это –

Мужчиной быть –

Вокруг

Успели

Позабыть.

И как с тоскою

Волчьей

Жить,

И как с нескладной

Мощью

Быть,

И бить

Или не бить –

Никто не мог мне

Объяснить,

Чтоб я поверил

До конца.

А зверь бежит –

Да на ловца.

Открыта в оба

Дверь конца.

Я опоздал назад –

Мосты уже горят,

Флажки уже стоят.

Казалось –

Вечная весна:

До горизонта –

От забора,

До свободы –

Да от спора,

Бурным морем –

От причала,

Без начала

И конца.

А оказалось,

От начала

До причала –

Полоса,

Длиною в раз-два-три

Часа.

И жалит осень

Небеса,

Как полосатая

Оса.

Зима летит

В один конец.

Но выкрою

Я полчаса

Побыть с тобой,

Мой молодeц...

Никто

Себе сам

Не отец…

Но я теперь –

Тебе отец.


…(6)

Выходят

Во двор –

Открытые арки,

Разбитые окна –

В разбитые парки.

Выходим:

Два шага –

Вагон метро.

С аэродрома –

Летим напролом!

Соседи по парте –

На низком старте.

Масть – ни при чем,

Власть – нипочем.

В пасть –

Пятачок.

Вниз летим,

Кто – о чем

Мечтая,

Не чая,

Почти ничего

Не чуя,

Толкая

Чужое плечо.

Посадка –

И упорхнем

Туда, где разбой,

Разгром.

Назад –

Посадка с трудом.

До дома –

В вагоне гром.

Два шага –

Ляжем на дно,

Дома не говорим

Давно.

А завтра –

Мимино-домино,

Жизнь –

В шоколаде

От эскимо,

Скука

Да мука,

Маленький Мук.

Стук –

В клейких

Листочках

Каблук.

Длинный

Урок,

Горький

Урок,

Тяжелый

(Насколько – не знал)

Рок.


…(7)

До них

Все было шепотом

И тихо.

Они пришли

И стали жить

Так лихо…

Им часто

Снится Лихо

Ночью тихой,

Они ведь знают:

Лихо – там,

Где тихо.


…(8)

Десятых –

Было столько их –

Пяти-

Шести-

Семи-

Восьми.

И столько было

Асов в них –

На сайтах все

Висят они,

А сколько было

Класса

В них!

И столько было классов…

В них

Ходили…

Асы – где?

Ушли?

Жаль,

Их глаза так жгли!...

Пошли!


…(9)

Я насиделся

В тишине

По узкой

Специальности,

Ту специальность

Получил

С разбега

Средней дальности.

А мой сосед

По парте,

Вся жизнь –

На низком старте,

Облазил мир

По карте.

Мы выросли

Не в Спарте,

Но все –

Летели

В марте

В себе послушать

Тишину

И разбежаться

В вышину...


… (10)

Так в школе у меня была

Смертельная любовь.

Как вспомню –

Потеплеет тут же кровь.

Она поднимет бровь –

Я – драться в кровь,

Я – в глаз и в бровь,

Ломал немало дров.

Но у нее был теплый кров,

А у меня – такая крыша,

Что у скотов –

И то повыше.



…(11)

Мы плывем

За небесами,

Мы идем

За облаками.

Носа моего

Напротив –

Мамин острый

Локоть.

И моя ладонь – у ней

В кулаке,

Как на замке.

Барабанит

Дождь по тропке

И по карточной

Коробке.

И торчащего без дела

Левого мизинца ногтя

Моего –

Ничто не стоит.

Постояли.

У киоска

Дали,

Чтоб отстала,

Соску.

Но стоять –

Тоска такая.

И тайком я

Улизнула

Потихоньку,

Утекая,

Спотыкаясь,

Удирая...

С ним была,

Он – сам с усами,

Слез роса –

Под небесами.

Я стою,

Ищу напротив –

Мамин нежный

Острый локоть.

И душа моя – у ней

В кулаке,

Как на замке.

Я ползу

Под небесами,

Ощупью –

За облаками,

По кусочкам

Собираю

И себя несу

Неловко

Словно ватными

Ногами

К той,

Тогда,

Оттуда –

Маме...


…(12)

У подъезда

Так же сколоты ступеньки,

И машину чинит ту же

Парень, возраста лишен.

И, великовозрастные

Задевая стенки,

Я на велике петляю –

Век мой окружен.



Посвящение Ганеману (1755-1843гг)


Асоnit

Холод и ветер –

Одни на свете.

Никто не заметил,

Что вечер.

Осталось

Только

Стенать,

К стене

Повернуться

И ждать,

Когда

Перед смертью

Предстать

С белым лицом,

Без прикрас,

В назначенный ветром

Час.

Но завтра

Наступит для нас?

Внезапно

Наступит для нас?


Apis Mellifica

Paбота – по будням

Проветривать улей.

Работа нудная,

Трудная –

Трутням.

Впустить прохладу

И ветер надо,

Лететь скорее

До переправы,

К цветам

И травам –

Из жаркого ада.

Кругом – преграды,

Наткнешься,

И – ой:

Забыта

Надолго

Дорога

Домой!


Arnica

Работа – в дар?

Внезапный удар.

А помощи и не надо.

И не спастись,

Убегая вдаль,

От ударов – града.

А кто ударил –

Тот дал

Не в дар.

Но если надо,

То надо.

Щеку подставь.

Жизнь – не удар.

Не только

Не столько

Удар –

Дар!


Arsenicum Album

В мире – старость,

В мире – страсть:

Взять,

Забрать,

Не дать

Украсть.

Малость –

Молодость

Да радость.

В мире – сила?

В мире – слабость.

В мире – хаос

Да усталость.

Шаг один –

До пустоты.

Только бы

Глоток воды.

Дай мне руку…

Дай хоть ты…


Aurum

Горечь потери

И власть.

Музыка

Золота –

Всласть.

Можно упасть

И пропасть.

Знай Золота

Масть.

Мягкость,

Грацию,

Пластику.

Золоту

Сталь –

Не под стать.

Золото –

Мягкий металл,

Хоть и тяжел

Стал.


Belladonna

Гнев

И жалость,

Шум,

И ярость.

Жуть и страх

Стоят в глазах.

И тревога:

«Что же – завтра?»

Расширяется

В зрачках.

Жизни жажда

Или жадность?

Леденеет

Кровь

В ногах.

В жилах – правда? –

Жар прохладный,

Ужас

Храбрых,

Стон –

Впотьмах.


Bryonia

Заболел медведь

В берлоге –

Протянул

До входа

Лапы,

Ты зазря

Его не трогай,

Чтоб не рявкнул

И не сцапал.

Лапами закрылся –

Больно,

Жалко бедного

Медведя.

Мимо не пройти –

Заметит

Увалень,

Лишенный

Воли.


Calcarea carbonica

Когда оценит Отец

Работу мою,

Наконец?

Не покладаю рук,

Не складываю,

Но вдруг

Под бешеный

Сердца стук

Я складываюсь

От мук.

Мне снится:

Спешу

Сложиться,

Закрыться,

В тепло зарыться.

И скрыться

В морской глубине,

И слушать

Прилив в тишине,

В раковине

На дне.

Жемчужины

Вместе сложу,

Тружусь

И с ума схожу:

Когда оценит Отец

Работу мою,

Наконец?


Gelsemium

Жасмин цветет,

И белый цвет

Поет и расточает

Свет.

Но голова болит –

Нет сил.

От боли

Белый свет

Не мил.

Когда же

Началась та боль?

Весною этой

Или той?

Звенит

Жасмина

Белый цвет,

Раскалывая

Белый

Свет.


Ignatia

Куда бы ни причалили –

Печально им

Отчаливать.

Куда бы ни отчалили –

Печально им

Причаливать.

Отчаянное –

Начало им.

Нечаянные,

Печальны им –

И правь,

И явь,

И навь.

И вновь

Утрачены

И боль,

И любовь.


Lachesis

Тихо ползет,

«Тихо», –

Шепчет,

Шипит,

Молчит.

Иначе

Он не простит.

За прочее –

Отомстит.

Ему ли,

Древнейшему гаду,

Бояться

Чужого яда?

Он думает:

Богом ведом.

Он думает:

В нем –

Смерти дом,

Но и Бессмертие –

В нем.


Muriaticum

Первое узнавание.

Первое расставание.

Первое расстояние.

Первое предстояние.

То – противостояние.

Высохла и осталась –

Суть.

И дано узнать,

Как из морей брать

Соль,

Чтоб земле отдать

Той, которая –

Мать.


Silicea

Тверд минерал кремний,

Хрупок одновременно.

Это совсем не сталь,

Это горный хрусталь.

Трудно определиться,

Какое из этих лиц –

Ты.

Кремень или кремний?

Время неверное

Верно ли?

Времени

Столько,

Что кремний не стал –

Сталью.

Всего лишь –

Горный хрусталь…


Sulphur

Вспышка.

Спичка – дотла.

Феникс родился едва –

Снова горит.

Болит –

Крыло,

А душа спит

И слышит:

Тайнами мир,

Кусками

Музы и лир –

Полон.

Попал в плен.

Жива ли любовь? –

Тлен.

Жизнь –

Не бархат, не шелк.

В пещере –

Не кошелек,

Тряпье.

А вселенная – хлам?

Жива ли любовь?

Пополам.

Но спичка горит,

И Птица

Опять родиться

Стремится.

И новый кокон Души

Прядут

Упрямые спицы

Из шелка,

Не из тряпицы.

Но что же

Душе приснится? –

Свои

Любимые лица.


Staphysagria

Летом –

Мощные

Стебель и цвет,

Зимой –

Ничего

Нет.

Все тоньше:

И чувства, и кожа.

Поранить нельзя,

Боже,

Других

И себя – тоже.

Вся прочность –

В запасе бед.

Я –

Есть я.

Но меня –

Нет.



Посвящение Создателю


В мире знаний –

Бред, сон,

Стук и стон.

В мире тайн –

Океан.

Он – рожден.

Там, где нет

Вещества

И родства,

Сплава нет

И давно

Естества –

Нет,

Там – память

И сила пустот,

Тех, в которых

Создатель живет,

Тех, в которых

Создатель воскрес,

Снизойдя

В океан

Из небес.








Комментарии читателей:



Комментарии читателей:

Добавление комментария

Ваше имя:


Текст комментария:





Внимание!
Текст комментария будет добавлен
только после проверки модератором.