Белый мамонт
Валентин Василевский «Русалочка»

данный рифмованный перевод выполнен на основе немецкого перевода сказки,

финал изменён

  

1

Далеко в открытом море васильково-сини воды, до того они прозрачны – как брильянты и хрусталь!

Глубоки они однако так, что много колоколен друг на друга нужно ставить, чтоб со дна наверх достать.

2

Но ошибочно представить, что один песок на дне лишь, как в пустыне бесконечной, как на пляже без границ.

Там, внизу, растут деревья и растения иные, а стволы у них как змеи – очень гибкие они.

3

От малейшего теченья все растенья оживают, как на суше, если в кронах ветродуй иль суховей.

Словно птицы здесь, на суше, где им хочется, летают, там снуют проворно рыбы между листьев и ветвей.

4

А в глубоком самом месте, там дворец царя морского – в нём коралловые стены, окна в них из янтаря.

Ну, а крыша – из ракушек, что свои смыкают створки, а позднее размыкают, повторяя сей обряд.

5

Это выглядит чудесно, ведь дано ракушке каждой по жемчужине прекрасной – просто глаз не оторви!

И одной такой хватило б, чтоб в короне здесь, на суше, красотою бесподобной всех на свете удивить.

6

Царь морской давно уж вдов был – мать хозяйством управляла, ведь была вполне толковой, правда, знатностью горда.

Потому она носила на хвосте двенадцать устриц, а другим персонам знатным позволялось шесть лишь, да!

7

В остальном она снискала повсеместно уваженье и за то ещё, что к внучкам так приветлива она.

Шесть принцесс при троне было, шесть неписаных красавиц. Ну, а младшая – всех краше, в том сходились все сполна,

8

Ведь была принцессы кожа с лепестками розы схожа, цвет же глаз сравним лишь с цветом океанской глубины.

Только не были принцессам суждены природой ноги, но хвосты им всем, как рыбам, были вместо ног даны.

9

Целый день играли сёстры во дворца высоких залах, где полов и стен не видно за обилием цветов.

И в распахнутые окна часто рыбки заплывали, а принцессы их кормили с рук, и гладили при том.

10

Был снаружи сад огромный – ярко-красные деревья, тёмно-синие деревья тут и там виднелись в нём.

Ну, а фрукты золотые из-за веток колыханья словно звёздочки мерцали и горели как огнём.

11

А подножием деревьев там служил песок тончайший, только синим был как пламя, если серу запалить.

И над этим всем держалось светло-синее свеченье, как лазурный купол неба или свода монолит.

12

Ясным днём, коль гладь морская оставалась неподвижной, что бывает и нередко, если в море полный штиль,

Снизу было видно солнце, как большой цветок пурпурный, что как царь над тем пейзажем, не жалея, всем светил.

13

В том саду принцессе каждой СВОЙ был выделен кусочек, где могли они копаться, всё, что хочется, сажать.

У одной принцессы клумба там кита имела форму, а другая ей русалку задалась изображать.

14

А у младшенькой – как солнце клумба круглой получилась и росли на ней лишь цвета солнца алые цветы.

И являлась та принцесса удивительным ребёнком – тихой, вдумчивой, и кроткой, и с характером простым.

15

Если все гордились сёстры необычными вещами, что достались им в подарок с утонувших кораблей,

То у младшенькой принцессы цвета белого фигурка лишь была, и дорожила та принцесса только ей.

16

Мальчик высечен был в камне – общий облик и детали той фигурки мрамор белый хорошо передавал.

И принцесса посадила рядом розовую иву – от движений сени веток мальчик словно оживал.

17

А всего сильней любила СЛУШАТЬ младшая принцесса о живущих там, на суше, всё до самых мелочей.

Города и люди были в старой бабушки рассказах так загадочны, желанны и влекли всё горячей.

18

Ей казалось бесподобным, что цветы на суше пахнут, ведь они не пахли в море, к сожалению, совсем.

Что живут в лесах зелёных удивительные рыбы, что поют они прекрасно, доставляя радость всем.

19

То, конечно, были птицы в старой бабушки рассказах, ведь не поняли бы дети, без сомнений, сказы те,

Если б бабушка иначе птиц принцессам называла – видеть птиц не приходилось им, пока ещё, нигде.

20

"Как пятнадцать лет вам будет," – сёстрам бабушка сказала – "выплывать вам на поверхность океана разрешат

И, на скалах примостившись поудобней под луною, корабли, что проплывают мимо, взглядом провожать."

21

В тот же год пятнадцать старшей исполнялось, а другие все погодки были – значит младшей пять нескорых лет

Предстояло ждать, покуда и она взглянуть сумеет, как у нас тут вместе с вами жизнь проходит на земле.

22

Но условились сестрицы: пусть одна потом расскажет, что увидеть довелось ей наверху, вернувшись, всем.

Ибо разве ВСЁ на свете в старой бабушки рассказах уместилось? Ну, конечно, далеко не всё совсем!

23

Младшей было так обидно, что придётся ждать ей дольше остальных, и стала тихой и задумчивой она.

По ночам она взирала вверх на месяц и на звёзды, в темноте подолгу стоя у открытого окна.

24

И хотя они бледнее под водой видны ей были, чем они бывают с суши нам, как правило, видны,

Но зато крупней гораздо под водой они казались наблюдавшей их принцессе из далёкой глубины.

25

Если тень вдруг, словно туча, в звёздном небе проплывала, то принцесса знала: это либо проплывает кит,

Либо там вверху кораблик, а на нём, конечно, люди, но никто из них не знает, что она внизу не спит.

26

Вот исполнилось пятнадцать лет принцессе самой старшей и тогда её пустили на поверхность моря всплыть.

Возвратившись, рассказала обо всём сестрицам ждущим, но всего прекрасней было под луною на мели.

27

Полный штиль царил на море, оттого ей было видно, оттого ей было слышно всё предельно хорошо:

Огоньки, как будто звёзды, шум движения повозок, громкой музыки аккорды – рядом город был большой.

28

Колоколен силуэты, колокольный звон вечерний, голоса людей – всё это взволновало, увлекло

В старшей из сестёр рассказе младшую из них принцессу, ибо ей самой на сушу выплыть время не пришло.

29

И прислушивалась чутко, у окна под вечер стоя, не послышится ли сверху колоколен дивный звон,

Громыхание повозок, голосов далёких звуки – и порою ей казался город слышен как сквозь сон.

30

Годом позже разрешили и второй принцессе тоже на поверхность океана всплыть однажды наконец.

И, вернувшись, рассказала, что всего прекрасней было наблюдать лучи заката – ничего прекрасней нет!

31

Небо в золоте предстало, облака легко парили в алых отсветах и в синих, но быстрее облаков

Лебедей летела стая над зеркальною водою, устремляясь дымкой белой прямо к солнцу далеко.

32

И сама принцесса тоже поплыла навстречу солнцу, но оно зашло скорее, чем доплыть ей удалось,

И зари вечерней краски постепенно угасали, и легло над океаном ночи тёмное крыло.

33

Годом позже разрешили третьей из сестёр принцессе незнакомый мир увидеть и она была смелей –

Заплыла в большую реку, где река впадала в море, и плыла по ней принцесса, и дивилась всё земле.

34

Открывались ей картины: на холмах зелёных слева, на холмах зелёных справа виноградники видны.

Тут и там встречались замки, хутора встречались чаще. Песни птиц и щебетанье всюду вместо тишины.

35

Солнце сильно пригревало, так, что часто приходилось ей подныривать поглубже, чтоб лицо не опалить.

А в одной уютной бухте деток шумная ватага – голышом они плескались возле пляжа на мели.

36

К ним приблизиться хотела, к играм присоединиться, но шарахнулись в испуге и пустились наутёк.

К ней же зверь рванулся чёрный и залаял громогласно, и тогда вернулась в море, ибо сил запас истёк.

37

А четвёртая сестрица не была такой отважной и она в открытом море первый выход провела.

Там она морским пейзажем наслаждалась бесконечно – даль и ширь, и высь простора так принцессу увлекла!

38

Корабли поодаль плыли, словно чайки очертаньем, а дельфины вытворяли, что хотели над водой,

И киты порой всплывали, брызг фонтаном орошая, и пленил вполне принцессу этих сценок вид простой.

39

Ну, а пятая принцесса родилась зимой и было ей позволено впервые всплыть наверх среди зимы.

Оттого совсем другие ей представились картины, чем её сестрицам старшим, как о том узнали мы.

40

Море виделось зелёным, а вокруг скитались льдины, что немыслимых размеров достигали иногда.

Льдины самой разной формы все сверкали как брильянты. Выбрав льдину покрупнее, забралась она туда.

41

Улеглась и наблюдала, как лавируют с опаской корабли, минуя льдину, где пристроилась она.

А под вечер небо тучи беспросветно обступили, засверкали вспышки молний, грянул гром, взвилась волна.

42

Корабли тогда спустили паруса и тихий ужас всех, кто был в открытом море, постепенно обуял.

Но она была спокойна на своей огромной льдине, только ветер, налетая, в волосах её гулял.

43

Первый раз наверх поднявшись, приходила в восхищенье от невиданного прежде ею каждая сестра.

Но от раза к разу меньше их прогулки увлекали, становилось всё привычным, нынче было как вчера.

44

Потому они уж больше так наружу не хотели, как мечтали поначалу, как стремились много лет.

Постепенно всё охотней дома сёстры оставались – любопытство через месяц насыщалось, обмелев.

45

А вечернею порою, взявшись за руки, сестрицы поднимались на поверхность океана иногда.

И во время перед бурей, перед кораблекрушеньем, вдохновенно пели сёстры, зная, что близка беда.

46

В песнях тех они пытались рассказать, как там прекрасно, как спокойно и уютно там, у них на дне морском.

Чтоб матросы не боялись к ним пожаловать в обитель – задушевные напевы разносились далеко.

47

Но слова тех дивных песен не понятны были людям и казалось им, что это ветер стонет среди рей.

А когда суда тонули, захлебнувшись, погибали все и мёртвыми являлись ко дворцу царя морей.

48

Вечерами, как все вместе, взявшись за руки, сестрицы поднимались на поверхность, оставалась ждать одна

Наимладшая принцесса, и бывало ей так грустно, что порой, едва не плача, в тишине ждала она.

49

Только плакать не способны от рождения русалки и страдать они сильнее оттого обречены.

"Если б мне пятнадцать было! – грустно так она вздыхала – "Ах, как я бы полюбила обитателей земных!"

50

"Вот и взрослая ты стала!" – внучке бабушка сказала в день, когда и той пятнадцать исполнялось наконец –

"Дай-ка я тебя украшу!" – и на голову принцессе церемонно водрузила из жемчужинок венец.

51

И, согласно этикету, вслед за этим восемь устриц защемила друг за другом у принцессы на хвосте.

"Ай, как больно!" – та вскричала. "Ничего! Терпи! Привыкнешь! При дворе необходимы атрибуты ранга те!"

52

Как охотно бы стряхнула те регалии принцесса, но придворные порядки не принцессе подлежат.

И рукой она махнула домочадцам на прощанье, пузырьком взмывая лёгким, на поверхность всплыть спеша.

53

Солнце только закатилось в тот момент, когда принцесса наконец впервые в жизни появилась над водой.

Облака ещё светились золотисто в небе алом, но украсилось уж небо самой первою звездой.

54

Море выдалось спокойным, воздух свеж был и прозрачен, а совсем с принцессой рядом виден был корабль большой.

Лишь один был парус поднят на одной из мачт – ни ветра, никакого дуновенья этот парус не нашёл.

55

А по мачтам и по реям бойко лазили матросы, звучно музыка играла, песни громкие лились.

Погодя совсем стемнело и фонарики цветные, что своим числом несметны, осветив корабль, зажглись.

56

Через круглые окошки внутрь могла принцесса глянуть – там народу было много и наряженные все.

Но куда заметней прочих ПРИНЦ был с чёрными глазами, он собою был прекрасен и предстал во всей красе.

57

Именинником сегодня был он – день его рожденья так роскошно отмечался фестивалем на воде.

Как на палубу ступил он, где матросы танцевали, тут ракеты в небо взмыли, приведя в восторг людей.

58

А принцесса испугалась и нырнула от испуга, а как вынырнула позже – звёзды падали дождём.

Было так светло, как в полдень и под музыки аккорды принц всем мило улыбался, был от счастья возбуждён.

59

Стало поздно, но принцесса не могла всё оторваться, и смотрела всё на принца, и была недалеко.

Уж фонарики погасли, и ракеты не взмывали больше в небо, пушки смолкли. Только в море глубоко

60

Отчего-то загудело, отчего-то засипело, словно что-то затевалось где-то в самой глубине.

Но принцессу перемена эта мало занимала, и принцесса всё сидела и качалась на волне.

61

Ветер поднялся тем часом, и забегали матросы, и, карабкаясь на мачты, натянули паруса.

Волны делались всё выше, тучи небо застилали, а потом над горизонтом разразилась вдруг гроза.

62

Надвигался шторм ужасный и поэтому на судне очень скоро поспешили паруса опять свернуть.

На волнах корабль как щепку поднимало, опускало, и вот-вот грозили волны через борт перехлестнуть.

63

А русалочке казалась эта качка развесёлой – был корабль подобен птице, что качалась на волнах.

Что совсем не до веселья пассажирам, экипажу в той неравной схватке было –  догадаться можно нам.

64

Всё скрипело и трещало под ударами стихии, и проникнуть внутрь грозила всё настойчивей вода.

А потом как прутик мачту пополам переломило, положило судно набок, заливать начав тогда.

65

Тут смекнула и принцесса, что в беду они попали – ей самой пришлось спасаться от обломков, что вокруг

Налетавших волн поверхность всё плотнее закрывали и в тиски зажать грозили, обступив принцессу вдруг.

66

Ко всему ещё и темень место бедствия сокрыла, но давали вспышки молний ей картину разглядеть,

И она всё время принца среди тонущих искала, а тем часом остов судна, затонув, исчез в воде.

67

Тут она, увидев принца, стала радоваться даже, ибо, в море оказавшись, стал он много ближе к ней.

Но потом сообразила: под водой он жить не сможет и предстанет только мёртвым пред дворцом отца на дне.

68

Что угодно, лишь не это! И она, к нему рванувшись, про опасности забыла, ведь повсюду плавал хлам –

Корабельных мачт обломки и куски обшивки судна, что могли её поранить. Но она меж них плыла

69

И подныривала, ловко проплывая под волнами, и выныривала снова, и плыла к нему, и вот

Наконец достигла принца – тот порядком обессилел, на воде едва держался и не видел ничего.

70

Обречён был принц на гибель, если б не её подмога, но принцесса удержала тело принца на плаву.

Он без чувств, она с ним рядом, их несут куда-то волны и они, судьбе покорны, вдаль по воле волн плывут.

71

А наутро не осталось ни следа ужасной бури, встало солнце, засияло, как положено, опять.

И когда лучи светила бледных щёк его коснулись, показалось: щёки принца начинают оживать.

72

Только бедный принц тем часом оставался без сознанья и она поцеловала принца нежно в бледный лоб.

Был похож он на фигурку, что в саду её стояла... Боже, как она желала, чтоб сознание пришло!

73

Тут увидела принцесса впереди по ходу берег, а на нём горы вершина от снегов белым-бела.

В то же время побережье было всё в лесах зелёных, ну, а прямо перед ними бухта тихая была.

74

Там у берега строенье неотчётливо виднелось – то ли церковь, то ли это был какой-то монастырь.

Всё собой скрывали ветви апельсинов и лимонов, а над ними возвышались пальм павлинии хвосты.

75

И русалочка до пляжа принца вплавь сопроводила, а когда, достигнув суши, уложила на песок,

Позаботилась особо, чтобы солнце принца грело, чтоб лучами освещалось принца бледное лицо.

76

Звон раздался колокольный из строения напротив, стайка девушек бежала от строения к воде.

И русалочка в испуге побыстрей ретировалась, в пену спрятавшись под скалы от внимания людей.

77

А оттуда наблюдала, как одна из подбежавших, на песке заметив принца, боязливо подошла.

Позвала других немедля, принц в себя пришёл тем часом, всем вокруг заулыбался, ей ни взгляда не послав.

78

Ведь не знал он и не ведал, что русалочке и только, и всецело был обязан он спасением своим.

Опечалилась принцесса и, когда он пляж покинул, погрузилась с грустью в воды и домой вернулась, и

79

Лишь в себе сильней замкнулась, лишь от всех отгородилась, лишь задумчивее стала, чем и так она была.

На сестёр своих расспросы, что с принцессой приключилось, ничего не отвечала и совсем в себя ушла.

80

И наведываться стала в бухту, где рассталась с принцем, и часами наблюдала, как плоды растут в садах,

Как потом их собирают, как снега на пике тают... Только принца там увидеть не случалось, вот беда!

81

И она от раза к разу становилась всё грустнее, и в своём саду без дела проводила дни одна,

Где из мрамора фигурку безутешно обнимала – принца ей напоминала сильным сходством с ним она.

82

А цветы свои на клумбе так принцесса запустила, что, почувствовав свободу, поднялись они стеной

И деревья те, что рядом, плотной порослью обвили, и собою заслонили свет – и стало там темно.

83

Но когда уже принцессе не хватило сил держаться, и она открылась сёстрам и ближайшим из подруг,

Оказалось, в день рожденья праздник принца наблюдала и одна из них случайно. Следом выяснилось вдруг

84

Что подруга эта принца до того ещё встречала, и к тому же точно знает, где дворец его лежит.

А дворец тот светло жёлтый, из сияющего камня, с золотыми куполами. Сочленяет этажи

85

Многих лестниц белый мрамор, и ведёт одна из лестниц из строенья прямо в море, исчезая в глубине.

А снаружи стены замка колоннада обрамляет, и из мрамора фигуры как живые всюду в ней.

86

Сквозь хрусталь высоких окон залов пышное убранство – всюду шёлковые шторы и ковры кругом видны,

А на стенах гобелены и прекрасные картины так, что просто загляденье всё и нет всему цены!

87

В довершенье в зале главном бьёт фонтан, вздымая струи к солнцу сквозь хрустальный купол, что венчает этот зал.

И растут вокруг фонтана всевозможные растенья, а от их великолепья разбегаются глаза.

88

Так русалочка узнала, где искать ей нужно принца, стала там бывать частенько вечерами, по ночам.

Подплывала очень близко, много ближе, чем другие, прямо к мраморной террасе в солнца позднего лучах.

89

Там сидела, притаившись, и за принцем наблюдала, ну, а принц при этом думал, что сидит совсем один.

Он на мраморной террасе, освещённой лунным светом, время звёздными ночами не однажды проводил.

90

Приключалось вечерами – выплывал он на прогулку и, развеяв флаги, яхта красовалась на воде.

Прикрывал тростник прибрежный серебристые вуали – были в нём её одежды словно крылья лебедей.

91

А ночами ей случалось рыбаков рассказ подслушать, что под факелами в море рисковали выходить.

Ведь они о принце часто говорили с одобреньем – от рассказов этих радость разлилась теплом в груди.

92

И русалочка о принце с новой силой вспоминала, как она полуживого разыскала и спасла,

Бледный лоб, держа в ладонях, нежно-нежно целовала... Но сама при этом принцу и присниться не могла.

93

А от этого она лишь всё сильней людей любила, и желала всё сильнее оттого в их мире жить.

Он казался ей огромным, горы так её манили, и неведомые страны, вдаль простёртые и вширь...

94

Так русалочка хотела знать об этом мире больше – из сестриц помочь ей в этом не сумела ни одна.

К старой бабушке принцесса в затрудненье обратилась – та смогла ей дать ответы, знала многое она.

95

"Если люди не утонут, в бурном море захлебнувшись" – так русалочка однажды свой поставила вопрос –

"Жить позволено им вечно или тоже умирают люди, как и мы, русалки, если время подошло?"

96

"Умирают люди тоже и живут они короче, ибо мы прожить способны иногда и триста лет.

Но, когда мы умираем, превращаемся мы в пену, что по морю волны носят, и у нас могилы нет.

97

Нет души у нас бессмертной, жить не выдастся нам снова, мы как тот тростник зелёный – коль однажды срезан он,

Никогда потом, засохший, он уж не зазеленеет. А душа людская сможет и скончание времён

98

Пережить – оставив тело, что отходит после смерти, распадается на части, превращается во прах.

Ведь душа восходит к звёздам, в те миры, что нам, русалкам, недоступны, и вовеки пребывает в тех мирах."

99

"Почему и нам, русалкам, не дано души бессмертной?" – так русалочка спросила и вопрос застыл в глазах –

"Век русалки отдала бы я за сутки человека, чтобы, их прожив, душою возлететь на небеса!"

100

"Лучше брось мечты пустые!" – было бабушки ответом – "Мы живём куда беспечней и счастливее людей!"

"Значит я умру и пеной буду меж волнами биться... Да неужто нету вовсе нам к небесному путей?!"

101

"Нет!" – промолвила старушка – "Разве кто из них полюбит так тебя, что станешь больше, чем родители ему,

Если помыслами всеми, как и всей своей любовью, сможет он с тобой сродниться и, вдобавок ко всему,

102

Проповедника попросит, чтоб скрепил он ваши руки, и при этом даст пред БОГОМ вечной верности обет –

Лишь тогда душа такого и твоё исполнит тело, и во всём тогда позволит стать как люди и тебе.

103

Только это не случится, ведь тот хвост, что так прекрасен и тебе так нужен в море, как уродство будет там.

Ибо люди на ходулях, называемых ногами, рождены передвигаться и красивым то считать."

104

Тут русалочка вздохнула, поглядев на хвост свой рыбий... А старушка ей сказала: "Будем веселы, давай!

Триста лет мы порезвимся и порадуемся жизни – это срок совсем не малый, смысла нет переживать.

105

Ну, а после, насладившись чудесами жизни этой, можно будет тем спокойней от неё и отдохнуть.

Не печалься, дорогая!... Не забудь, что бал сегодня во дворце у нас под вечер – будет, где тебе блеснуть!"

106

То была на деле роскошь, для земли недостижима! Потолок и стены зала, где устраивался бал,

Были как хрусталь прозрачны, и тянулись рядом с ними дивных раковин гирлянды. Чаш их розовой овал

107

Синим пламенем светился, синим светом наполняя зал и море всё снаружи освещая из хором.

Рыб бесчисленные стаи перед окнами кружили, чешуя их отливала позолотой, серебром.

108

А в потоке, что струился, не стихая, среди зала, танцевали мерно пары и при этом пели так,

Что подобный хор чудесный для людей не досягаем – голоса такие людям не смогла природа дать.

109

В хоре том она прекрасней всех присутствовавших пела и овации в награду доставались ей не зря,

Доставляя сердцу радость, ведь принцесса точно знала: нету голоса чудесней ни на суше, ни в морях.

110

Но безрадостные мысли, оттеснив веселье вскоре, вновь напомнили принцессе и о принце вдалеке,

И что ей души бессмертной, как её имеют люди, не дано иметь – и это новых сил дало тоске.

111

Тут принцесса поспешила грандиозный бал покинуть, постаравшись незаметно удалиться, ускользнуть.

Грустно в садике сидела, вдруг послышалось ей сверху, будто там рожок играет, нарушая тишину.

112

"Это он опять на яхте выплывает на прогулку, тот, который мне дороже, чем родные и друзья.

Всё отдам я, не жалея, чтобы лишь его добиться! Чтобы стать душе бессмертной, всё отдать готова я!

113

Пусть пока мои сестрицы во дворце отца танцуют – я немедленно отправлюсь прямо к ведьме той морской,

К той, которую боялась, я наведаюсь теперь же – вдруг она помочь сумеет и найдёт рецепт какой?!"

114

И к клокочущим бурунам путь направила принцесса, ибо знала, что за ними ведьма страшная жила –

Хоть русалочка дотоле плавать в этом направленье никогда не рисковала, но теперь туда плыла.

115

Не встречалось по дороге никаких цветов подводных, ни травы морской – лишь серый, голый, вымерший песок.

У клокочущих бурунов всё, захватывая, волны прямиком на дно тянули, словно мельниц колесо.

116

За сплошной стеной бурунов пробираться нужно было сквозь завесу – била всюду там фонтаном грязь со дна.

Этой тёплой грязи жижу ведьма топью называла, а за нею в чаще леса и жила всю жизнь она.

117

Лес тот был не просто лесом: не деревья, а полипы вместо них росли повсюду, так похожие на змей,

Что всё время колыхались, всюду щупальца раскинув, всё вокруг они хватали – не попасться в них сумей!

118

Тут принцесса задержалась, сердце так заколотилось, что была она готова, повернув, рвануться прочь.

Только вспомнила о принце, о душе своей невечной – и явилась в ней решимость ужас этот превозмочь.

119

Собрала принцесса пряди, чтоб они не развевались, к животу прижав рукою, а другой прижав к груди,

И как рыба сиганула через заросли полипов – тщетно щупальца смыкались, оставаясь позади.

120

Тут и там виднелись жертвы среди зарослей коварных – их они не отпускали никогда, схватив лишь раз:

Человечьи всё скелеты, и животных всё скелеты, и куски судов разбитых, сколько ей хватало глаз.

121

Наконец она пробилась сквозь чащобу на поляну, там вовсю кишело что-то безобразное на дне –

То огромные мурены непрерывно копошились и похожим на трясину было скопище вполне.

122

Посреди аморфной массы возвышение белело – из скелетов человечьих в центре хижина была,

Ведьма собственной персоной перед хижиной сидела, словно в этот час принцессу в гости фурия ждала.

123

"Знаю я, с чем ты явилась" – поспешила молвить ведьма – "и хотя всё это глупость – пожелав, получишь ты

Это всё. Учти лишь сразу, о, прекрасная принцесса, что заложницею будешь у несбыточной мечты.

124

Хочешь ты хвоста лишиться, получив взамен ходули, две, которые ногами любят люди величать.

Грезишь принцу приглянуться, и душа чтоб вечной стала?!" – с наслаждением съязвила ведьма, дико хохоча.

125

"Повезло тебе, однако," – продолжала дальше ведьма – "если б завтра ты явилась, ждать пришлось бы целый год.

Зелье я сварю и выпьешь ты его, прибыв на берег – хвост твой в ноги превратится, как приблизится восход,

126

Но при этом как кинжалом тело юное разрежет, плоть как будто перережет, раздвоив, клинок меча.

Восхищаться станут люди красотой твоей, принцесса, и походкою, и танца прелесть будут отмечать,

127

Только чувствовать придётся постоянно боль такую, словно каждый шаг ступаешь ты по лезвию ножа.

Хочешь ты страдать настолько, помогу тогда – решайся!"... "Да!" – ответила принцесса, мелкой дрожью задрожав.

128

"Знай:" – предупредила ведьма – "обретя черты иные, обернуться вновь русалкой ты не сможешь снова, нет!

Во дворец отца вернуться, в море к сёстрам возвратиться и на дно опять спуститься, чтобы жить на глубине!

129

Ну, а если сердце принца переполнить не удастся так, чтоб стала ты превыше, чем родители ему,

Если помыслами всеми, как и всей своей любовью, он с тобою не сроднится и, вдобавок ко всему,

130

Проповедника не спросит, чтоб скрепил он ваши руки, и не даст тебе пред БОГОМ вечной верности обет –

Та душа, что станет вечной, о которой ты мечтаешь и к которой так стремишься, не достанется тебе!

131

А когда сыграет свадьбу, в жёны взяв себе другую, этот принц твой благоверный – тут тебе совсем беда,

Ведь наутро твоё сердце разорвётся – белой пеной, что по морю волны носят, станешь раз и навсегда!"

132

"Я желаю неотступно!" – ей ответила принцесса и при этом побледнела, стала белая как смерть...

"Но учти: тебе придётся оплатить мою услугу – я за цену не торгуюсь, попрошу ввиду иметь!

133

У тебя чудесный голос – он прекраснейший бесспорно, им, скорей всего, и принца ты б очаровать смогла.

Но тебе придётся голос мне отдать в обмен на зелье: чтоб подействовал напиток, нужно, чтоб я кровь дала!"

134

"Если голос забираешь," – вопросила тут принцесса – "что ж останется тогда мне? С чем тогда останусь я?"

"У тебя твоя фигура" – возразила бойко ведьма – "и парящая походка, и глаза – не устоять!

135

Говорить твой взгляд сумеет и без слов, коль надо будет! Или, может быть, смущает предложение слегка?!

Подставляй язык, скорее: я тебе его отрежу, ну, а ты тогда получишь зелья крепкого бокал!"

136

"Быть по-твоему!" – сказала в заключение принцесса. И достала тут же ведьма, и поставила котёл,

И начистила посуду, взяв клубок мурен ползучих, грудь ножом себе проткнула и в посуду сок пошёл

137

Чёрный-чёрный и тягучий, и забулькало проворно, и фантомы заклубились, извиваясь над котлом.

Ну, а ведьма всё мешала, всё чего-то добавляла, всё чего-то колдовала... Время, между тем, текло.

138

Наконец напиток крепкий для русалочки сварился, зелье выглядело, словно это чистая вода.

"Получай!" – сказала ведьма и отрезала принцессе вслед за тем язык – принцесса замолчала навсегда.

139

"Если вдруг тебя полипы на пути обратном схватят – ты же будешь пробираться через мой подводный лес –

Сбрызни их легонько зельем: и одной довольно капли, чтобы щупальца обмякли и никто к тебе не лез."

140

Но ни капли по дороге не пришлось терять принцессе, ведь шарахались полипы, расступаясь перед ней –

Так пугал подводных чудищ заколдованный напиток, что в руке её светился, словно звёзды в вышине.

141

И принцесса миновала лес и топь без приключений, и клокочущих бурунов миновала беспредел,

И, дворец отца завидев, от предчувствий горьких сжалась – он лежал, во тьму погружен: бал дворцовый отгудел.

142

Все уснуть уже успели, никого будить не стала, лишь, пробравшись в сад тихонько, по цветочку сорвала

С клумб сестёр своих принцесса – поцелуи разослала всем своим родным и близким, и к поверхности всплыла.

143

Путь знакомый одолела, и успела до рассвета, и на мраморных ступенях примостившись под луной,

Обжигающие капли залпом выпила принцесса... И в глазах её от боли стало вмиг черным-черно!

144

Словно меч, как бритва острый, плоть её рассёк на части и принцесса чувств лишилась, и забылась как во сне.

А когда она очнулась, в небесах сияло солнце и прекрасный принц склонился в удивлении над ней.

145

Тут принцесса засмущалась и не выдержала взгляда, и глаза свои в смущенье отвела она тогда.

Боль пронизывала тело, но заметила принцесса: хвост исчез её и ноги вместо рыбьего хвоста.

146

Были ноги так красивы, как бывают у красавиц – как точёные, обычно про такие говорят.

Наготу она прикрыла поскорее волосами – скрыли волосы принцессу как лучистый водопад.

147

Кто она? Откуда родом? – принц спросил её – ответом был ему очей бездонных взгляд, исполненный мольбой.

Протянув принцессе руку, принц повёл её в покои, и плыла она как лебедь, хороша была собой.

148

Только каждый шаг острейшей болью в стопах отзывался – как ей ведьма предсказала, так и вышло, и сбылось.

Как по иглам, как по стёклам каждый раз она ступала – выносить страданья эти сердце, лишь любя, могло.

149

И в роскошные наряды из муара и муслина во дворце её одели – любо-дорого смотреть.

Но была она немая – ведь ни вымолвить ни слова не дано уже принцессе, ни, тем более, пропеть.

150

А когда рабыни спели королевскому семейству и всеобщим одобреньем песнь была награждена,

Пригорюнилась принцесса, ибо ясно понимала, что куда прекрасней голос отдала, увы, она.

151

Баядерки вышли следом и под музыку пустились перед публикой почтенной грациозно танцевать.

Тут русалочка взмахнула, словно крыльями, руками и, на цыпочки поднявшись и любовь свою призвав,

152

Поплыла она над сценой так, что ахнули невольно все, кому принцессы танец тот увидеть довелось,

А глаза её сияли и при этом говорили больше, чем в словах напева уместиться бы смогло.

153

Все в восторге пребывали, принц особенно проникся восхищением и сразу вслед за этим повелел,

Чтоб она всё время рядом с ним была, и МОЙ НАЙДЁНЫШ он прозвал её и этим приласкать её хотел.

154

А ещё распорядился, чтоб на бархатных подушках у дверей его принцесса ночевала, и к тому

Сшить мужской костюм принцессе, чтобы в конные прогулки та верхом сопровождала, всюду следуя ему.

155

И они скакали вместе и полями, и лесами, а повсюду пели птицы и кругом была весна.

И в заоблачные выси, в горы вмести забирались – несмотря на боли в стопах, всюду с ним была она.

156

Кровь на стопах выступала после длительных прогулок и по мраморным ступеням шла тайком она к воде,

И воды морской прохлада боли как-то унимала – там принцесса проводила ночь за ночью без людей.

157

Не могла она не думать о своих родных и близких, что печалятся, наверно, там, в далёкой глубине.

Но однажды ночью сёстры, увидав её, подплыли и принцессе рассказали, как они грустят о ней.

158

После этого сестрицы каждой ночью приплывали и часы с ней проводили, и она их так ждала.

Раз отец ей показался вдалеке, блеснув короной – с ним, нетрудно догадаться, рядом бабушка всплыла.

159

Но они не приближались, оставаясь в отдаленье, простирали руки к небу, простирали руки к ней,

И смотрели на принцессу, и она на них смотрела неотрывно – только вздохи раздавались в тишине.

160

Время шло и постепенно всё милее становилась сердцу принца незнакомка – как прелестное дитя

Полюбил её, но мысли у него не возникало взять себе принцессу в жёны, дни и месяцы спустя.

161

Ведь женой его принцесса стать должна была сначала, если душу, что бессмертна, вожделела получить.

Коли выберет другую – после свадьбы принца пеной вмиг принцесса обернётся, увидав зари лучи.

162

"Разве ты меня не любишь больше всех родных и близких?" – словно спрашивали принца безутешные глаза

Каждый раз, когда он снова брал принцессу на колени, и как милого ребёнка, обнимая, лобызал.

163

"Ты милее всех на свете," – принц говаривал порою – "ибо нет на свете сердца лучезарней, чем твоё.

Ты на девушку похожа, ту, что раз я в жизни видел – никогда уже, наверно, не увидеть мне её!

164

Мы попали в шторм великий, потонуло наше судно, очутился я наутро на далёком берегу.

Жрицы в храме там служили и одна, увидев тело, не смутившись, подбежала. Позабыть я не могу

165

Взгляд её, когда очнулся я, так счастливо спасённый – полюбить, наверно, смог бы я без памяти её.

Но она во власти храма – мне судьба тебя послала, быть с тобою неразлучным – утешение моё!"

166

"Он воистину не знает, что лишь мне обязан жизнью!" – с грустью думала принцесса – "Я тогда его спасла!

Я его, собой рискуя, и от шторма защищала, и до берега по морю вместе с ним тогда плыла.

167

Как я бережно на пляже тело принца уложила, чтоб скорей ему согреться в свете солнечного дня!

Как я, спрятавшись, желала, чтоб нашли его скорее! И видала ту, что любит он теперь сильней меня..."

168

И русалочка вздыхала безутешно, ибо плакать, как при этом плачут люди, ей природой не дано:

"Он сказал: во власти храма эта девушка пребудет и увидеться им больше никогда не суждено.

169

Я же буду ежедневно рядом с ним и неотступно, окружу моей любовью, в жертву всю себя отдам!" –

Так подумала принцесса – "Может быть, однажды чудо приключится и о жрице он забудет навсегда!" 

170

Но однажды слух разнёсся: принцу срок пришёл жениться и соседа дочка в жёны предначертана судьбой.

Для того корабль огромный снаряжён, чтоб принц со свитой посетил соседа земли и привёз её с собой.

171

А русалочка на это лишь спокойно улыбалась, ибо мысли принца знала доскональнее других.

"В путь отправиться я должен," – ей однажды так сказал он – "но жениться не обязан волей родичей моих.

172

Я любить её не стану, ибо будет не похожа на служительницу храма, без сомнения, она.

Мне её напоминаешь ты, НАЙДЁНЫШ МОЙ прелестный – если мне судьба жениться, ты скорей мне суждена!"

173

Так сказав, вослед за этим целовал принцессу в губы и ласкал, перебирая пряди шёлковых волос,

Голова его уютно на груди её лежала и русалочке казалось: вожделенное сбылось."

174

"Ты же моря не боишься?" – принц спросил, когда на судне, к берегам чужим плывущем, обустроились вполне.

Он рассказывал о шторме и о рыбах необычных, что ныряльщики встречают, на морском бывая дне.

175

А принцесса улыбалась, ибо знала лучше прочих, что твориться в океане, что твориться под водой.

Так они всё дальше плыли, и в морскую даль глядели, и часами любовались волн прозрачных чередой.

176

Ночь пришла и все уснули кроме вахты и принцессы, а окрестность осветила с неба полная луна.

Пропиталась лунным светом постепенно толща моря так, что стало всё принцессе ясно видно вплоть до дна.

177

Ей дворец отца открылся, а с дворцового балкона грустно бабушка глядела на принцессу снизу вверх.

Тут и сёстры появились над водой, поплыли рядом, к ней протягивая руки, будто шла она на смерть.

178

А она им всё махала, улыбалась и хотела рассказать, что ей на самом деле очень хорошо,

Но спугнул русалок юнга и они нырнули в воду – он увидел только пену, как к принцессе подошёл.

179

Утром в порт они приплыли, принимала их столица перезвоном колоколен и приветствием фанфар.

Всюду флаги развевались и в почётном карауле перед ними развернулся эскадрон лихих гусар.

180

Торжества всю ночь гремели и пиры не утихали, но на них не появлялась дочь монарха пару дней.

В отдалённом храме жрицам отдана на воспитанье с детских лет была принцесса – свиту выслали за ней.

181

Наконец промчалось: "ЕДУТ!" Как русалочке хотелось поскорей увидеть ближе незнакомую пока!

А увидев, убедилась, что мила необычайно, и красива дочь монарха, и в общении легка.

182

"Это ты!" – жених воскликнул – "Ты спасла меня, когда я, морем брошенный на берег, без сознания лежал."

Обнял он свою невесту. Та невольно раскраснелась, просияла, засветилась, став небесно хороша.

183

"Счастлив я необычайно!" – он русалочке признался – "Знаю я, ты будешь рада больше прочих за меня!"

А она лишь принцу руку, поклонясь, поцеловала – сердце просто разрывалось, боли было не унять...

184

Церкви звоном разразились, а герольды возвестили о помолвке августейших, разлетевшись по стране.

Жениха с невестой бишоф сочетал законным браком, а русалочка держала шлейф теперь уже жене.

185

Но русалочке не слышно было праздничного шума и на ней от мыслей горьких просто не было лица.

О последней самой ночи, что прожить ей предстояло, обо всей минувшей жизни вились мысли без конца.

186

В тот же вечер погрузились на корабль молодожёны, канонада отзвучала – и они уже в пути.

На борту шатёр роскошный был командою раскинут – в нём влюблённым предстояло время ночью провести.

187

Паруса наполнил ветер, судно плавно заскользило, без усилий разрезая вод покоящихся гладь.

А когда повечерело, то фонарики цветные засветились и матросы стали весело плясать.

188

И русалочка тот первый вечер вспомнила конечно, как всплыла она впервые – ибо был он так похож.

Танцевать она пустилась, извиваться и кружиться, словно ласточка, что чует: от погони не уйдёшь!

189

Так она не танцевала – до того самозабвенно, хоть вонзались иглы в ноги, хоть вонзались иглы в грудь.

Были все вокруг в восторге, все вокруг рукоплескали, ибо не были заметны те страдания ничуть.

190

То её последний вечер – завтра больше не увидит несравненного, который ей дороже всех родных.

Всем пожертвовала, чтобы рядом с милым оказаться – только он о том не ведал, в этом нет его вины.

191

А на палубе царило неуёмное веселье вплоть до полночи и дальше длилось за полночь оно.

И русалочка летала, в танце всю себя сжигая – сердце ныло в ожиданье, мыслью мучимо одной.

192

Принц же счастлив был и весел, и жену свою он обнял, и при всех её целуя, никуда не отпускал.

А потом они, поднявшись, с окружавшими простились и в шатре роскошном скрылись, полог бархатный упал.

193

И на судне всё уснуло, стало сверху тихо-тихо, лишь поскрипывали мачты, не уснул лишь рулевой.

А русалочка стояла неподвижно, в борт вцепившись, и с востока не сводила взгляд, печалью полный, свой.

194

Тут под судном загудело, отчего-то засипело, словно что-то затевалось где-то в самой глубине.

Но русалочку, казалось, ничего не занимало – для неё на целом на свете ничего уж больше нет.

195

Ветер крепче становился, и забегали матросы, и, карабкаясь на мачты, все подняли паруса.

Волны делались всё выше, тучи небо застилали, а потом над горизонтом разразилась вдруг гроза.

196

Надвигался шторм ужасный и поэтому на судне очень скоро поспешили паруса опять свернуть.

На волнах корабль как щепку поднимало, опускало, и вот-вот грозили волны через борт перехлестнуть.

197

Всё скрипело и трещало под ударами стихии, и проникнуть внутрь грозила всё настойчивей вода.

А потом как прутик мачту пополам переломило, положило судно набок, заливать начав тогда.

198

Темнотою непроглядной место бедствия закрыло, но давали вспышки молний всю картину разглядеть.

Всюду плавали обломки и тонувших добивало, и к восходу остов судна, затонув, исчез в воде.

199

А наутро не осталось ни следа ужасной бури, солнце встало, засияло, как положено, опять.

И когда лучи светила вод поверхности коснулись, продолжали лишь обломки обо всём напоминать.

200

Далеко в открытом море васильково-сини воды, до того они прозрачны – как брильянты и хрусталь!

Но порою носят волны гребешки из белой пены и притягивает взоры, как всегда, морская даль.

 

 



Комментарии читателей:



Комментарии читателей:

Добавление комментария

Ваше имя:


Текст комментария:





Внимание!
Текст комментария будет добавлен
только после проверки модератором.