Белый мамонт
Валентин Василевский «Сонеты»

Elizabeth Barret-Browning, "Cонеты с португальского"

 

перевод с английского

 

 

1.

 

Прочтя, как воспевает Феокрит

Те лучшие и радостные лета,

Что смертным достаются, словно лепта

Судьбы, их не забывшей одарить,

 

Сквозь слёзы я припомнила тогда,

Исполненные грусти и печали,

И сумрака, в который облачали

Меня, мои минувшие года.

 

Но, плача, вдруг почуяла – за мной

Явился некто и рванул за косу,

И властно вопрошает за спиной:

 

КТО ДЕРЖИТ ТЕБЯ КРЕПКО? УГАДАЙ!

СМЕРТЬ – был ответ мой этому вопросу.

НЕ СМЕРТЬ! ЛЮБОВЬ! – послышалось тогда.

 

2.

 

Всего лишь трое во Вселенной Божьей

Услышали всё то, что ты изрек –

Он, ты и я... И, словно оберег,

В ответ лишь НЕТ Его услышать можно.

 

Он возложил проклятия Свои

На веки мне так, что, умри я даже,

Не одолела бы и смерти тяжесть.

Надёжней помешать глазам моим

 

Тебя увидеть – ибо НЕТ Его

Весомее любых других отказов:

Нас не смогло б расторгнуть ничего –

 

Ни люди, ни моря, ни бури шквал,

А если б небеса сорвались разом,

Нас бы с тобою космос прикрывал.

 

 

3.

 

О, княжье сердце! Разве это скроешь?

Настолько наши судьбы неравны,

Что ангелы их так удивлены,

Когда столкнутся крыльями порою.

 

Подумай! Ты – любимец королев

И сотни глаз, найдя тебя, сияют

Яснее, чем мои в слезах – твоя их

Захватывает музыка, согрев.

 

Что смотришь ты со сцены освещённой

На бедную певицу? – Ей сродни

Быть тенью кипариса поглощённой,

 

Ведь миром ты давно уже помазан,

Как я росой окроплена – взгляни!

Такую смЕрть лишь уравняет разность.

 

4.

 

Ведь ты так ожидаем во дворцах,

Светлейший певчий песнопений райских –

Танцующие мигом замирают,

Ловя рулады жадно с губ певца.

 

И ты приотворяешь эту дверь,

Вступить желая в сей приют убогий

И повелев умолкнуть на пороге

Звучанью струн златых?... Взгляни теперь:

 

Не держит ставни сломанный крючок,

На чердаке давно гнездятся совы,

А мандолину перебьёт сверчок.

 

Тсс! Эхо не буди – ведь в тишине,

Средь запустенья обитает голос,

Что плачет... Пой же лучше в стороне!

 

5.

 

Подъемлю церемонно сердца тяжесть,

Как урну подняла Электра раз,

И высыплю к твоим ногам сейчас

Весь пепел – он огромной кучей ляжет.

 

Смотри, как багровеют искры в нём,

Сквозь серость пепла жар распространяя.

Ты смог бы растоптать их, не стесняясь,

Покончив раз и навсегда с огнём.

 

Но если станешь ты напрасно ждать,

То, пепел сдув, раздует угли ветер

И лавры не спасут тебя тогда,

 

Ведь жАр волос твоих не пощадит,

Их опалив... Будь осторожен с этим –

Держись подальше! Лучше отойди…

 

6.

 

И если даже ты уйдёшь теперь,

Я чувствовать себя не перестану

В твоей тени и больше никогда мне

Душой своею не владеть – поверь!

 

И руку к солнцу я не протяну,

Чтобы к твоей руке не прикоснуться

Хотя бы в мыслях... Стоит разминуться

Нам по пути через судьбы страну,

 

Останется в моём твой сердца пульс,

Его удвоив... Всё, о чём мечтаю,

Чем я живу – тебя включит, как вкус

 

Вина включает винограда вкус.

А если я молитву прочитаю,

Из глаз слёз общих струйки потекут.

 

7.

 

Мне кажется, лик мира изменился

С тех пор, как рядом есть твоя душа,

Что между мной и смертью держит шаг.

Я думала тонуть, но возродилась

 

И чашу, что с крещеньем Бог даёт,

Я пью с тех пор охотно и послушно

С тобою рядом, мой великодушный,

И наслаждаюсь сладостью её.

 

Мне нет уже ни дома, ни небес,

Куда-то всё привычное пропало.

Лишь там, где ты, теперь опора есть.

 

А песня, что всегда меня вела,

Что ангелы поют – она осталась

Лишь потому, что за тобой пошла.

 

8.

 

Чем я воздам тебе, мой благодетель,

Что золото и пурпур разложил

Передо мной так щедро, от души,

Чтоб мне отвергнуть всё или владеть им?

 

Не благодарна я иль холодна

И за дары воздать не захотела?

Бог видит, что совсем не в этом дело –

Мне просто нечем воздавать сполна.

 

От частых слёз повыцвели цвета

И жизнь моя совсем бедна по сути,

Чтоб, взяв её, хоть как-нибудь воздать.

 

С неё удастся вряд ли получить

И для подушки, чтоб набить, лоскутьев –

Пройди и всё, не глядя, растопчи!

 

 

9.

 

Добро ли тО давать, что я могу?

Тебя осыпать градом слёз солёных

И сквозь несносных вздохов миллионы

Дать выжимать улыбки сжатых губ?

 

Боюсь, что это вовсе не сойдёт –

Для двух влюблённых мы с тобой не ровня.

За череду таких моих даров мне

Считаться малодушной впору... Вот!

 

Ни пурпур твой я пачкать не хотела б

Моею пылью... ни твоё стекло

Венецианское, касаясь телом.

 

Иное проявление любое

Тебя б достойным вряд ли быть смогло –

Дай мне любить тебя одной любовью!

 

10.

 

А не прекрасна ли любовь любая?

И не достойна уваженья ли?

Огонь, что кедр и мусор опалит,

Един – любви огнЁм быть подобает.

 

И признаваясь, что люблю тебя,

Я ведь люблю – и вот, уже сияя,

Преображаюсь, возвышаюсь я и

Свет источаю, пламенно любя.

 

В любви ведь унизительного нет,

Когда её и к низкому питаешь:

Кто любит Бога – Богу люб вполне.

 

Себя ниспровергая до нуля,

В любви я восхищенье испытаю –

Любовь возвысит, что родит земля.

 

 

11.

 

Когда любовь реально заслужить,

То я её не вовсе недостойна...

Дрожат колени, бледность щёк так стойка

И сердце камнем давящим лежит.

 

То результаты разочарованья

В стремлении вершину покорить,

Птиц превзойдя, но всё ж не умалив

И песни соловья при всём старанье.

 

Зачем об этом я? Ведь ясно вроде,

Что я тебя не стою – ты велик.

Но я люблю тебя и вот исходит

 

От той любви такая благодать,

Что сердцу успокоиться велит,

Тебя благословить и не страдать.

 

12.

 

Влюблённость та, что так меня волнует,

Что до бровей восходит из груди

И встречным просто не даёт пройти,

И как рубин роскошный коронует,

 

Когда поближе рассмотреть её,

Она лишь то, что связано с тобою.

Она твоею вызвана любовью,

Её источник в образе твоём

 

И потому я не пытаюсь ей

Как собственным достоинством кичиться:

Твоя душа, прильнув к душе моей,

 

Её на трон златой свой возвела

И нечем нам с душою отличиться –

Любовь, мой милый, от тебя пришла.

 

13.

 

И ты велишь те чувства мне, мой друг,

Что я ношу, запечатлить во фразы

И, словно факел, вознести их разом,

Чтоб лица осветил нам на ветру?!

 

Не удержав, я уроню его,

Ведь не смогу так приспособить руку,

Чтоб дух извлечь, показывая другу,

Из глубины сознанья моего.

 

Нет! Пусть немая женственность моя

Тебе мою любовь рекомендует...

Ведь ты же видишь – я стою ничья,

 

Хоть сватана... Срывая свой покров

Бесстрашно, бессловесно, но впустую,

Лишь только сердце этим раня в кровь.

 

14.

 

Люби ради любви, раз уж пришлось,

А не черты какой-то только в силу –

Не за улыбку, взгляд, манеру милой

Оформить мысли в сочетанья слов.

 

Ведь может всё со временем меняться

Само собой или из-за тебя:

К чему-то ты привяжешься, любя –

Оно же перестанет выполняться.

 

Люби меня, к примеру, не за то,

Что щёки вытираешь мне, жалея –

К чему с тобою плакать мне потом?!

 

Люби ради любви меня – тогда

Ты без сомнений всяких одолеешь

С любовью вечной жизни путь всегда.

 

15.

 

Я попрошу – не обвиняй меня,

Что грустен взгляд мой и лицо недвижно:

Мы смотрим так по-разному на жизнь и

Нам не сиять на равных в свете дня.

 

Я, как пчела внутри хрустальной вазы,

Внутри любви божественной твоей –

Мне вылетать не к спеху, как и ей,

Хоть путь наружу вовсе не заказан.

 

Я долго-долго на тебя гляжу –

Любви конец я за любовью вижу,

За памятью забвенье нахожу:

 

Окинуть взглядом сможет человек,

Забравшийся куда-нибудь повыше,

Всю горечь моря за водою рек.

 

16.

 

Ты храбр и благороден как король

И мне преодолеть поможешь робость,

Закутав в пурпур, чтобы сердца оба 

Срослись и я забыла в прошлом роль.

 

Завоеватель вправе проявить

Всю полноту и силу благородства,

Да так, что побеждённый сможет сходство

Побед и поражений уловить.

 

Кто проиграл, тот меч свой отдал бы

Залитый кровью – я же объявляю

Торжественно конец моей борьбы.

 

И я примкну, едва ты позовёшь,

Поверженную гордость усмиряя:

Возвысь меня – любовь свою умножь!

 

 

17.

 

Поэт мой! Ноты все тебе верны,

Что между ДО и ПОСЛЕ есть у Бога –

Из рёва мира вычленяешь строго

Ты музыку на фоне тишины

 

И с ней противоядие несёшь,

Что все людские горести излечит –

Бог возложил сей крест тебе на плечи,

А мне – лишь только ждать тебя – и всё!

 

Я, милый, всем готова стать тебе:

Надеждой – чтобы радость воспевалась,

Печальным происшествием в судьбе –

 

Чтоб спеть о нём... А, может, тень пора

Как пальме дать, чтоб песнь под ней слагалась

Иль склепом стать, дав отдых... Выбирай!

 

18.

 

Мужчине пряди я б не подарила,

Кроме тебя, наверно, никогда,

А эту я тебе на память дам –

Возьми её шатеновую, милый.

 

День юности моей ушёл недавно,

Но волосы, привычкам вопреки,

Ни роз, ни мирт, уложенных в венки,

Уже не помнят – только тень оставят

 

На бледных от пролитых слёз щеках,

С понуренной головушки спадая

В печали, что остра и глубока.

 

Посмертно ножниц сталь прижав к челу,

Отрезали бы прядь... Тебе отдам я

С ней матери предсмертный поцелуй.

 

 

19.

 

И на души Риальто есть товары –

За локон свой я локон обрела

На нём с поэта моего чела –

Пусть будет сердцу моему подарок!

 

Иссиня-чёрен он как та коса,

Что ещё Пиндар лицезрел у музы...

Не оттого ль так чёрен он и грузен,

Что в нём запечатлилась тень венца?

 

Я поцелуи лёгкие возьму

И тень венца надёжно приметаю

Своими поцелуями к нему,

 

И в сердце помещу, чтобы в тепле,

Которое до смерти не растает,

Он был согрет, как на твоём челе.

 

20.

 

Любимый мой! Представить я могу:

Ты был уже на свете год назад,

А я сидела тут... Мои глаза

Твоих следов не знали на снегу

 

И голоса не знала тишина,

А я считала за звеном звено

Цепей своих... И было мудрено

Вообразить, что мука сочтена.

 

И вот я пью из чуда полной чаши

И раздаётся рядом голос твой,

Сопровождая дни и ночи наши,

 

И нам кивают белые цветы...

Не ведает безбожник: Бог живой

Всем близок так, как был мне прежде ты.

 

 

21.

 

Скажи опять и снова повтори,

Что любишь ты меня – пусть повторенья

Так смахивают на кукушки пенье,

Как ты заметил – только посмотри:

 

Ни в лес, ни в дол не жалует весна

Без этого нехитрого припева...

А мне засомневаться так приспело

И не сдержаться, чтоб не простонать:

 

СКАЖИ ОПЯТЬ, ЧТО ЛЮБИШЬ! Ведь цветов

Сверх меры почему-то не бывает

И звёзд на небе... Повтори ж раз сто:

 

Что любишь, любишь, любишь, любишь ты

Меня... Но повтори, не забывая

Любить меня душой без суеты.

 

22.

 

Храня молчанье, наших две души

Одна другую с силою манили,

Пока их крылья не воспламенились,

Сближение касаньем завершив.

 

Чем можно нам с тобою досадить

За время то, что в мире жить осталось?

Нам в небесах от гимнов вскоре стало б

Не по себе – сам здраво посуди!

 

Побудем, милый, на земле пока,

Где, хоть непримирение у власти,

Найдётся место и для островка,

 

Чтоб было где любить влюблённым тут

И целый день продлится это счастье,

Покуда ночь не подведёт черту.

 

 

23.

 

Смерть – если б это умирала я –

Твоей бы жизни долю поглотила

И солнце б холодней тебе светило,

Когда б угасла аура моя...

 

Я удивилась, милый мой, когда

В письме твоём об этом прочитала –

Я для тебя так много значить стала

И вот, дрожа, могу бокал подать.

 

Мечту про смерть забвению вручив,

Согласна я на более земное –

Люби меня, люби и жить учи.

 

Именье, титул жертвуют на бой

Ради любви – я жертвую иное:

Жизнь в небесах – за землю, но с тобой.

 

24.

 

Пусть резкость мира, словно нож складной,

Сложившись, никогда не навредит

Руке любви большой и впереди

Пускай не станет распри ни одной.

 

Как к жизни жизнь склоняясь над тобой,

Я безопасность чувствую вполне

От всех мирских досад – числа им нет,

Но как слабы они, чтоб вызвать боль!

 

Две лилии в расцвете белизны,

Мы соки добываем из корней,

От рос небесных, что всегда полны,

 

Растя на высоте от всех вдали –

Лишь Бог над нами и Ему видней,

Кого обогатить и обделить.

 

25.

 

С тяжёлым сердцем так вот и жила я,

Покуда не узрела я твой лик...

Печали за печалями пошли,

Свет радостей обычных отбирая,

 

Как патина туманит жемчуг бус

Под пляску, что душа едва осилит...

Отчаянья надежду заменили –

Тут даже Бог бы не помог, боюсь.

 

Но ты, явившись, тут же пригласил

Больное сердце погрузить, как в воды,

В покой великий твой, что есть и был...

 

Да вот оно уже и под водой –

Смыкаются над ним морские своды,

Заполнив даль меж роком и звездой.

 

26.

 

Не женщин и мужчин я раньше знала,

А ближних лишь и находила в них

Друзей моих... И были мне они

Как музыка, что жизнь напоминала.

 

Но пурпур их покрыла вскоре пыль,

Их лютни стихли, их глаза исчезли

И я совсем бы ослабела, если б

Ты не явился, как из сказки быль.

 

И вот их голоса и лики их,

Сродни воде, что освятили в храме,

Явились, засияв в чертах твоих.

 

Ты душу покорить мгновенно смог,

Ты превзошёл мечты и пожеланья –

Стыдятся грёзы, если дарит Бог!

 

 

27.

 

Когда лежала я, от страха сжавшись,

Ты подобрал меня, подняв с земли,

И поцелуем дивным исцелил,

И ликовали ангелы, сбежавшись.

 

Любимый мой! Когда сгустилась мгла

И рухнул мир, одну меня оставив,

Явился ты, объятия подставив

В тот час, когда лишь Бога я звала.

 

С тобой пришли покой и утешенье...

На небо глядя, словно асфодель,

Что испытала засухи лишенья,

 

Свидетельствую меж добром и злом:

Как смерть спасает от всего людей,

Явление любви меня спасло.

 

28.

 

Бледны, мертвы и немы эти письма...

Когда же связку развязала я,

В них ощутила вдруг рука моя –

В подол упавших – вдруг биенье жизни.

 

Вот в этом дружбу предлагает он,

А это получила я весною:

В тот день соприкоснулся он со мною,

Я – в слёзы, не сдержав приличий тон.

 

А в этом Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ – не боле!

С ним будущее словно ворвалось

И всё смело... Я ТВОЙ – вот в этом, что ли?!

 

Шрифт еле виден... Так его я сжала

Тогда... А это! Слов бы не нашлось,

Чтоб я его теперь пересказала!

 

29.

 

Все мысли – о тебе... И вьясь шпагатом,

И умножаясь пышною листвой,

Они так густо ствол скрывают твой,

ОНИ лишь там, где ствол твой был когда-то.

 

Все мысли о ТЕБЕ мои... Но всё же

То мысли лишь – я не желаю их,

Я предпочту им всем черты твои,

ТЫ мне раздумий собственных дороже.

 

Движеньем сильным крону разверни

И те лианы, что кружат и душат,

С себя без сожаления стряхни.

 

То радость быть с тобой – забыв о риске,

Я слишком этой радости послушна,

Чтоб думать о тебе – ведь ты так близко!

 

30.

 

Я ночью образ твой сквозь слёзы вижу,

Но видела с улыбкой в свете дня...

В чём дело милый? ТЫ задел меня

Иль виновата в этом Я? Скажи же!

 

Псаломщик, слов и музыки вкусив,

Пред алтарём падёт и, невменяем,

АМИНЬ услышит... Многое меняет:

Ты рядом или нет тебя вблизи.

 

То лЮбишь ты? Или в воображенье

Я вижу то, о чём лишь намечтала,

И падаю тогда в изнеможенье,

 

Когда неимоверно яркий свет

Повергнет душу? Столько ль в нём реала,

Как и в слезах? – Ведь в них сомнений нет.

 

 

31.

 

Ты близишься и ясно всё без слов:

Твой взгляд на мне и щурюсь я как дети,

В полуденном покачиваясь свете

От наслажденья, словно повезло.

 

Последнее сомнение пропало.

О нём жалеть – причина лишь одна:

ТАК навсегда сплотиться нужно нам,

Чтобы единство абсолютным стало.

 

Всегда будь рядом, о помощник мой,

И, если робость вдруг мою заметишь,

Меня всем сердцем сразу же прикрой.

 

С небес твоих смотри не прогони

Мои раздумья – ведь раздумья эти,

Подобны птицам брошенным, одни.

 

32.

 

В тот самый первый день твоей любви

С большой тревогой вечера ждала я,

Уверенная: вечер всё расплавит,

Что так поспешно этот день навил:

 

В любви поспешность глАвное лишь губит...

К тому же, что касается меня,

Мне абсолютно было не понять,

Как вдруг меня такой мужчина любит:

 

Какой скрипач ту скрипку не отложит,

Которая не строит, не звучит?

В себе не ошибалась я, быть может,

 

Но не в тебе: будь с инструментом худо,

Для мастера в нём к музыке ключи –

Призвав любовь, он сотворяет чудо.

 

 

33.

 

Зови меня, как в детстве звали – ладно?!

Тогда цветы искать бросала я

И отражалась вдруг вся жизнь моя

Мне в любящих глазах, светясь отрадно.

 

Как одиноко мне без многих стало,

Что не окликнут никогда и впредь

С тех пор, как замолчали на одре,

А я всё БОЖЕ! БОЖЕ! восклицала.

 

Тебе наследство суждено принять

И, севера цветы добавив к южным,

Любовь тех пор всё новой пополнять.

 

Зови меня, как в детстве, как тогда,

А я всем сердцем и без слов ненужных

Тебе отвечу, не заставив ждать.

 

34.

 

Тебе хотела тем же я ответить,

Чем и другим – коль позовёшь меня.

Да видно зря! Но просто ли понять

Перипетии нашей жизни эти?

 

Коль звали прежде, всё бросала я –

И игры, и цветы, и прибегала

Послушно, но улыбку не теряла,

Что подарила мне игра моя.

 

Коль ты зовёшь – я сердце вырываю

Из глубины моих раздумий и

Тогда оно в твоём лице взывает

 

Как к милости вселенской единенью...

Прими его! Летя к рукам твоим,

Юнца оно обгонит без сомнений.

 

35.

 

Когда я ВСЁ ради тебя покину,

Сумеешь ли ты стать мне ВСЕМ тогда?

Беседы и напутствия отдам,

И поцелуи в щёчку, что взаимны.

 

Не посчитаю странным я попасть

В иные стены, в дом иной, а также

Чем взгляды тЕх мне заменить прикажешь

Что умерли? – Ведь встряски им не в масть!

 

Любовь не так легко завоевать –

Боль рядом с нею против ожиданий:

Любовь и боль близки, как ока два.

 

Страдала я – любить меня трудней:

Держи всегда открытой сердца ставню,

Чтоб горлица нашла приют за ней!

 

36.

 

Когда влюбились мы, я б не рискнула

Взять мрамор, чтоб любовь увековечить:

О чём-то крепком не было и речи,

А впереди лишь призрачно блеснуло.

 

Робея, наудачу пробиралась

Я ощупью и сделать шаг боясь...

Пускай теперь увереннее я,

Но волен Бог повергнуть снова в слабость.

 

О верность! О любовь!... Страх, что объятья

Слабеют вдруг и поцелуй скользит

С холодных губ – ему не в силах внять я.

 

Любовь ли это? Может быть, в печали

Лишь верность, если рассмотреть вблизи,

Без радости, что звёзды предвещали?

 

 

37.

 

Прости! Прости же, что моя душа

Дерзнула всю ту милость, что ты есть,

Вообразить не иначе как смесь

Осколков хрупких, всё с песком смешав.

 

Последних лет кошмар глушил меня,

Тех лет, что ты ещё не осенил.

Он спутанный рассудок подчинил,

На передряги запретив пенять.

 

Твою любовь, став прошлого добычей,

Наполовину исказил мой мозг...

При кораблекрушении язычник

 

Владыку бездны, что спасенье дал,

Себе дельфином лишь представить смог

И тАк его пред храмом почитал.

 

38.

 

Сначала руки лишь поцеловал он –

Одной из них пишу я – и они

Рукопожатьям стали несродни:

Им ангелов приветствовать пристало.

 

А поцелуй – когда живописать –

Заметней он, чем в кольцах аметисты...

Второй – наполовину получившись –

Пропал наполовину в волосах:

 

Пред тем, как мне короной обладать

То было, как помазанья обряд...

А третий, коронации под стать,

 

Пришёлся аккуратно в пурпур губ.

С тех пор я так волнуюсь, говоря

ЛЮБИМЫЙ МОЙ! – так гордо как могу.

 

 

39.

 

Поскольку у тебя есть мощь и милость

Взглянуть под маску, словно под забрало

(А маска под дождями выцветала),

Тебе и душу видеть приходилось.

 

Как гнёт её от гонки жизни этой!

И верою своей ведомый нежно

Сквозь летаргию сей души, конечно,

Ты разглядел и ангела приметы:

 

Терпение и веру в небеса –

Ведь ни тщедушие, ни грех, ни робость,

Ни дрязги, что в себе находишь сам,

 

Не оттолкнут тебя... Не премини

Признательность мне преподать так строго,

Чтоб благости твоей была сродни.

 

40.

 

О да! Любовь кругом – не возражаю!

Ко мне она взывала с детских пор

И вот опять с недавних... Вперекор

Цветок, что срезан – пахнуть продолжает,

 

Но мусульманка не спешит всплакнуть,

Когда чадру набросит на улыбку,

А людоед приходит в ярость шибко,

Едва орех смог с зуба соскользнуть.

 

Чуть в сторону – совсем недалеко –

Забвением иль ненавистью станет,

Иль может стать любовь увы легко.

 

Но любишь ты не так! Не сгоряча!

Стремясь к душе, ты ждёшь конца страданий

И молвишь СКОРО, коль ПРОШЛО кричат.

 

 

41.

 

Спасибо всем вам, кто меня любил –

От сердца к сердцу! Кланяюсь любому,

Кто задержался, слушая любовно

Напев, что из темницы слышен был,

 

Прервав свой путь к работе или в храм...

Но ты, который, вняв моим рыданьям,

Рождавшимся совсем не ради дани,

Вдруг гимн решил прервать, что ты играл,

 

Чтобы расслышать тО ясней и лучше,

О чём твердила, всхлипывая, я...

Как возблагодарить тебя? научишь?

 

Душа моя, да забежит вперёд

И там пребудет, благодарность лья

Любви, что вечна, жизнью что пройдёт.

 

42.

 

ГРЯДУЩЕЕ МОЁ – НЕ ДУБЛЬ БЫЛОГО!

Сии слова однажды я сложила,

Что рядом ангел мой – представив живо –

И он диктует, лицезрея Логос.

 

Но обернувшись вслед за этим сразу,

Тебя я увидала удивлённо,

Того, что словно ангел окрылён был,

И утешенье оттеснило слабость.

 

Зазеленел мой посох, окропившись

Росой, и убежденье обрела я,

Что впредь судьба не будет калькой бывшей.

 

Оставь же отзвучавшего романы

И напиши грядущего заглавье,

Мой новый ангел, данный мне нежданно!

 

43.

 

Как я люблю тебя? Позволь сказать!

Так глубоко, так высоко и так

Безбрежно, как душа, закрыв глаза,

Границ коснётся, беспредельной став.

 

Моя любовь, как бесконечный миг

Свеченья солнца, пламени свечи;

Вольна, как к правде все стремимся мы;

Чиста и кротка, как невинный чист.

 

Люблю тебя со страстью всех страстей

И с детской непосредственностью той,

Что, как и святость, есть лишь у детей.

 

Люблю тебя дыханием всех дней...

А после смерти что? Ответ простой:

Тебя любить я стану лишь сильней!

 

44.

 

Ты приносил из сада мне, любимый,

Сюда цветы в любое время года,

А в комнатке моей хоть не природа,

Но всё нашлось, что им необходимо.

 

Вот так и ты прими под тем же знаком

Мои раздумья – их числом немало,

Я в сердце их растила и срывала...

Враждебны саду сорняки однако

 

И постоянно ты прополкой занят;

Всё ж здесь и плющ найдётся, и шиповник –

Прими же их, как я твои, глазами,

 

Душе своей поведав, не скрывая,

Что их в душе моей остались корни...

Прими же их – они о том взывают!

 

 

 




Комментарии читателей:



Комментарии читателей:

Добавление комментария

Ваше имя:


Текст комментария:





Внимание!
Текст комментария будет добавлен
только после проверки модератором.