Белый мамонт

Интервью с Александром Шурицем

Александр Шуриц

Александр Шуриц - известный российский художник. Родился в Биробиджане, на Дальнем Востоке, закончил Московское высшее художественно-промышленное училище (бывшее Строгановское). С 1969 года живет и работает в Новосибирске.

Полотна Александра Давидовича находятся в галереях и частных собраниях в России, Англии, Германии, Голландии, Италии, США, Франции, Японии…



- Александр Давидович, без чего, на ваш взгляд, не бывает искусства?

Наверное, самое главное – это создание чего-то нового и интересного, того, что будет цеплять невидимыми связями зрителя, читателя или слушателя. Кроме этого, любое настоящее искусство, будь то натюрморт с яблоками или пейзаж с березкой, будет отражать время и, в целом, эпоху, в которой живет автор.

- Сегодня новым и «цепляющим» искусством часто считают работы contemporary аrtа. Как вы к ним относитесь?

Это часть современного искусства. Да, иногда такие творения задевают что-то внутри зрителя, но бывает, абсолютно не вызывают интереса. Ведь часто это видеоарт, фотографии или объемные инсталляции. В основном, они сделаны не на должном уровне, поскольку создают их непрофессиональные операторы, фотографы, архитекторы. Так называемый художник берет примитивную камеру и 20 минут снимает, как женщина расчесывает волосы. Из этого у него получается видеоарт под названием «Моя жена причесывается» и подается он, как некое откровение.

Один из первых таких проектов актуального искусства происходил на Красной площади в Москве, где «художник» вопил несколько секунд в сторону Кремля, пока его милиция не забрала в кутузку. Но это действо было заснято на камеру и вошло в учебники по актуальному искусству.

- Новосибирская монстрация Артема Лоскутова, получившая национальную премию в области современного искусства, возможно, тоже войдет в историю…

На первое апреля мы с художниками и архитекторами на Красном проспекте проводили монстрации еще в 90-х годах, причем, под точно таким же названием и с похожими абсурдными лозунгами.

- Очевидно, что актуальное искусство все-таки делает нашу жизнь разнообразнее.

Конечно, хотя есть очень скандальные вещи, такие как, например, акции группы художников «Война», которые нарисовали на Литейном мосту 65–метровый фаллос, назвав это «Х… против ФСБ». Они же в Петербурге перевернули патрульные милицейские автомобили, устроив «Дворцовый переворот». Я считаю, что это откровенное хулиганство, которое, кстати, полностью проплачено. Но должна быть внутренняя самоцензура.

- Сегодня многие художники с большим трудом находят покупателя своих работ. Уровень автора определяется прежде всего техникой исполнения или коммерческим успехом его картин?

В первую очередь важен профессионализм. Когда у художника уже есть свое «имя», его творческие работы легко узнаваемы.

Индивидуальность подчерка в изобразительном искусстве, как ни странно, характерна только для нашего времени. Раньше, взять хотя бы 15-18 века – голландцев, итальянцев, все художники работали в одном стиле, и даже, зачастую, сюжеты были одинаковыми. Чем точнее и тщательнее написана картина, тем больше она ценится.

В наше время задача художника значительно усложнилась. Мало придумать сюжет, нужно так его представить, чтобы работа отличалась от других, была сделана интересно, качественно и стала востребована. Все меньше художников пишут в направлении гиперреализма, поскольку такие картины сейчас успешно заменяют фотографии и рекламные баннеры.

- У российских и западных авторов различается стиль написания картин?

Да, резко отличается. Хотя сегодня люди много путешествуют, пользуются интернетом, и, казалось бы, и искусство должно стать схожим. Но на Западе принципиально другая художественная школа. Если я привожу свои работы во Францию или Испанию, то всем сразу видно, что это «русская» картина. Один немецкий галерист мне сказал: «Ребята, делайте свои работы в России, они тем и ценны. Как только художник переезжает и начинает писать в общей западной стилистике, это сразу чувствуется, и вы исчезаете в массе. Покупателю хочется чего-то более легкого и декоративного».

- Многие авторы, найдя свой стиль, долгие годы продолжают идти проторенной дорогой. Стоит ли художнику искать новые средства выражения?

В этом заключается одна из головных болей многих художников. На Западе вопросами продажи картин занимается коммерческий агент. В России пока нет такой системы, художник должен сам бегать и предлагать: «Зайдите ко мне, посмотрите мои работы», хотя все это вообще вредит творчеству. Когда хорошо продаются картины, коммерческий агент говорит: «Слушай, делай и дальше в этой стилистике». Так американский экспрессионист Джексон Поллок в 40-50-х годах начал писать, разбрызгивая краску по холсту. Работы стали хорошо продаваться, их стоимость возрастать. Через пять лет ему говорили: «Ну что ты все время одно и тоже делаешь: брызги в одну сторону, брызги в другую». Но Джексон в целом продолжал писать в этом направлении. Сейчас его работы выставлены в крупных музеях и стоят безумные деньги.

Художнику приходится искать идеальный баланс. В наше время хорошо продаются картины с цветочками или пейзажами. Но, может быть мне противно это писать, я хочу сделать интересный сюжет, но его будет трудно продать. Но с другой стороны профессиональный художник живет за счет продажи своих работ, поэтому, конечно, даже подсознательно учитывает потребности покупателя.

- Поскольку наше интервью для портала «Белый мамонт», скажите, в чем вы видите сходство между художественным и литературным искусством?

И писатель, и художник создают некий образ придуманной им действительности. И это творчество будет отражением времени, в котором живет автор.

Иногда я, читая какое-нибудь стихотворение, нахожу строчку, идеально отражающую идею моей работы и подходящую для названия.

- Сколько дней Вы работаете над одним полотном?

Принимаясь за картину, я еще не знаю, как она будет выглядеть, но точно знаю, что спустя 2 недели она будет закончена, потому что больше я не сижу над одной работой. Если задумал написать кошку, но она «сопротивляется», никак не идет, значит, в окончательном варианте кошки изначально не может получиться, сколько бы я с ней не мучился. В день работаю около 4-х часов и всегда только над одной картиной.

- Вам не снятся сюжеты будущих работ, как Менделееву таблица?

Да, у меня было несколько случаев, когда мне приснился сюжет, впоследствии ставший картиной, например, «Воспоминания о 20 июле 1969 года». Кстати, удивительно, но многие не знают, что 21 июля этого года произошло самое великое событие ХХ века – высадка Амстронга на Луну. Можете проверить своих знакомых: ответят ли они на это вопрос.

Интервью брала Анастасия Михайлова

Литературный портал «БЕЛЫЙ МАМОНТ» Талант, оригинальность, неожиданность. Все, что поражает воображение, как белый мамонт в рыжем стаде! Ищите! Читайте! Смотрите! Участвуйте!