Белый мамонт

Интервью с Анатолием Шалиным

1)

Анатолий Борисович Шалин Родился  28  декабря  1952  года в Новосибирске. Окончил факультет естественных наук Новосибирского государственного университета. Работал в Институте неорганической химии Сибирского отделения Академии наук, редактором в Новосибирском книжном издательстве (1981 — 1998), ответственным секретарем журнала «Сибирская горница».

Член Союза писателей СССР и России. С 2000 года — председатель Новосибирского отделения Союза писателей России. Секретарь правления СП России, главный редактор журнала «Новосибирск». Живет в Новосибирске. Публиковался в журналах «Сибирские огни», «Новосибирск», «Hauteurs» (Франция). В 1984 году в Новосибирске вышла первая книга А. Шалина «Редкая профессия». Автор книг «Вакансия» (1988), «На готовенькое, или Бунт марионеток» (1989), «Путешествие во времени» (1989), «Запас прочности» (1990), «Гильотина эпохи» (2002), «Определенно, господа, тонем» (2005) и др., изданных в Новосибирске и Москве. А. Шалин работает преимущественно в жанре научной фантастики. Но за приключенческой канвой и космичическим антуражем его произведений без труда угадываются знакомые земные реалии и проблемы. Повести и рассказы А. Шалина пронизаны иронией, которая переходит подчас в откровенную сатиру.

Литература: Горшенин А. Воображение и отображение. / Сб. фантастики «Час дракона». — М., 1991; Шалин Анатолий Борисович. / Энциклопедия «Новосибирск». — Новосибирск, 2003;.


Своим крёстным отцом в фантастике вы считаете Михаила Петровича Михеева, имя которого знакомо каждому читающему новосибирцу, а также принимали участие в деятельности литературного объединения «Амальтея», которым он долгие годы руководил. Поделитесь воспоминаниями об этом времени. Чем на ваш взгляд была «Михеевская» школа?


Михаил Петрович Михеев многому научил меня в литературном деле. В какой-то мере сформировал у меня отношение к фантастике того времени. Он был романтиком, может быть, одним из последних представителей этого направления. Вокруг него всегда группировались люди ищущие, увлекающиеся, стремящиеся понять происходящее в мире, разобраться в тех проблемах, что существовали в обществе и мире. Петрович был оптимистом, изобретателем и верил, что человечество когда-нибудь разберётся со своими проблемами и на планете будет построено справедливое общество, хотя в начале 80-х годов такая вера представлялась уже немного наивной. И споры и в клубе и на квартире у Михаила Петровича были довольно бурные по самым разным поводам.



Сейчас часто можно услышать, что издательское дело в стране находится в упадочном состоянии: уничтожен институт редакторов, полки в книжных магазинах завалены откровенным ширпотребом, не способным дать ничего ни уму ни сердцу читателя. Серьезный кризис или всё это преувеличение?


Кризис серьёзный, на мой взгляд, не только в издательском деле, и это не преувеличение, а скорее, преуменьшение проблемы. Кризис серьезный, и созданный искусственно, и в образовании, и в науке, и в культуре, и в управлении государством. Ведь, когда чиновник (министр образования) заявляет, что цель современного образования создавать культурных потребителей, иначе как идиотом или врагом народа и России такого министра не назовёшь.



Большую роль в вашем творчестве играет тема космоса, межзвёздных путешествий, контактов с иными цивилизациями. 50 – 40 лет назад, наверняка многие считали, что ещё немного и то, о чём писали многие фантасты, станет реальностью, и человечество твёрдой поступью шагнёт на просторы галактики. Но постепенно всё уступило другим вещам.

Ещё Рэй Брэдбери в одном из интервью обвинял людей в том, что те променяли космос на всякие мелочи, вроде собачьих костюмов, айфонов и сериалов.

Насколько далеко по-вашему мы ушли от мечты о звёздном пространстве?


С Рэйем Брэдбери я тут полностью согласен. Променяли, на уют, удобства, разные пустяки, развлечения. Исчезают: та самая романтика, жажда нового, неизвестного, интеллектуальное любопытство, стремление исследовать мироздание, учиться и учиться и у мудрецов и у природы. Происходит не интеллектуальное развитие человека, человечества, а отупение, деградация, а реформы образования во всём мире, увы, этому очень способствуют. Молодые, здоровые люди стремятся поуютнее устроиться в своих персональных норках, побольше урвать от общества и ничего ему не дать взамен. Этакая превалирует философия глобального паразитизма – всё хапнуть от природы, всех её милостей, от общества, от государства, и ничего взамен. А если вы изучали биологию, должны знать, когда организм сверх меры поражён паразитами, он гибнет. И тут небольшое утешение, что паразиты тоже гибнут вместе с ним, если не успели переселиться на другой организм. Увы, на нашей планетке, похоже, здоровых организмов (государственных, скажем так, организмов) уже почти не осталось. А паразитизм еще и насаждает всеобщую тупость, если у какого-нибудь, к примеру, паразитика всё в шоколаде, зачем ему еще мозги напрягать? Это уже будет излишество. Вот вам и всеобщая идиотизация, которая ведет к всеобщему вырождению, деградации и массовой гибели тех же паразитов.



В своём эссе «О Графомании» вы описали данное явление как болезнь, поразившую многие сферы культуры – не только литературу, но и кино, телевиденье и даже науку. Изменилось что-либо со дня написания? Наблюдается ли у нового поколения интерес к книжному слову? Есть ли тенденции к выздоровлению?


Собственно, это было не эссе, а юмористический рассказ. Графоманию психической болезнью едва ли можно считать, да, это явление и значительных масштабов. В какой-то мере это можно отнести к творчеству людей, к этому виду творчества не подготовленных, но получающих удовольствие от такого творчества.


Многие ваши произведения отличает кинематографичность, например повесть «Вакансия». При желании они могут воплощены в виде кино или мультфильмов. Как вы относитесь к идее экранизации своих произведений? Хотели бы увидеть их на экране, или современные киноделы, способные превратить достойную идею в невесть что, вызывают недоверие?


На эту тему я как-то не думал. А современные "киноделы" и в самом деле опасения вызывают. Среди них не так много талантливых, да и по опыту экранизации фантастики можно судить, что от авторских замыслов и идей обычно в таких киноподелках мало что способно уцелеть.


В продолжение темы: фантастику можно увидеть не только на кино и телеэкранах, но и мониторах компьютеров. Интересны ли вам компьютерные игры, которые часто оцениваются как новая форма искусства.


Игры – это довольно старая форма искусства. А компьютерные игры, боюсь, приносят больше вреда играющим, в качестве развлечения это, возможно, интересно для тех же потребителей, но развитию самих игроков, умственному, физическому они вряд ли способствуют. И вред в том, что молодые организмы уходят в виртуальный мир, оставляя мир реальный на произвол как раз всяких паразитов. На мой взгляд, это типичная комбинация на отвлечение, если применять шахматный термин.


В книге «Детские вопросы, или Заметки по теории искусства» вами была затронута актуальная в наше время тема чёрного искусства, выросшего из обломков культуры настоящей и, по сути, на ней паразитирующей. Фильмы над которыми создатели даже не старались. Бульварное чтиво, над которым трудятся целые племена литературных негров и многое другое. С чём связано его засилье сегодня?


Связано, как и всё в мире, с общей ситуацией на планете. Процессы деградации, превращения человека в обезьяну ускоряются. Эволюция со знаком минус.



В «Заметках» вы так или иначе ссылаетесь на примеры из истории. Вы согласны с мнением, что сама по себе история не наука, а одна из форм искусства? Об этом когда-то сказал ещё Николай Гумилёв. Ведь многое о делах минувших дней дошло до нас через призму поэтических легенд и преданий.


"Сама по себе история не наука". Так категорично, наверное, заявлять рискованно. Есть, наверное, и среди историков достаточно честные люди, но, по большому счету, это система знаний о прошлом, которые разрешено кем-то сообщить массовому обывателю. С реальными событиями прошлого такие знания могут быть и не связаны. Это, скорее, всё же лженаука, обслуживающая те или иные интересы верхушек, управляющих обществами на планете. И поэтому, да, через призму легенд, мифов правды, истины минувших веков иногда доходит до любознательного исследователя больше, чем из выхолощенных исторических монографий, прошедших многочисленные цензуры своего и времени и последующих поколений.


В рассказах сборника «Редкая профессия» мягкий юмор зачастую переплетается с глубокими размышлениями. Насколько тесно в целом связаны смех и философия?


Ну, это был мой первый сборник, а в те годы я был еще достаточно юным и весёлым. Как уже упоминал, в мире всё взаимосвязано. Смех и философия в том числе. К примеру, некоторые схоластические зубодробительные и неудобочитаемые рассуждения кое-кого из "философов" без смеха я осилить не могу. Особенно, когда проблема не стоит выеденного яйца, а ее объявляют архиважной и накручивают кучу монографий вокруг заведомой ерунды. Конечно, авторам диссертаций эта ерунда, возможно, и представляется чем-то значительным для получения очередных регалий или пополнени я карманов авторских, но на общей любви человечества к мудрости она вряд ли отразится. По моему разумению, человечество или та совокупность организмов, которые себя им представляют, скорее обожают глупости.


Секрет успешной пародии. Какими знаниями и качествами нужно обладать для её написания, дабы не получилось примитивное хохмачество или пошлость?


Первое, надо знать, что собрался пародировать или кого. При этом хорошо чувствовать слабости, ошибки, огрехи пародируемого. Знать тему. И при этом обладать хорошим вкусом, чувством юмора, дабы "не получилось примитивное хохмачество или пошлость".


В литературной истории нашего города невозможно обойти вниманием имя Вивиана Итина – автора знаменитой утопии «Страна Гонгури», редактора журнала «Сибирские огни», давшего путёвку в жизнь многим талантливым авторам. Как вы оцениваете творчество Вивиана Азарьевича и роль в консолидации литературных сил Сибири?


Для двадцатых и тридцатых годов ХХ столетия Вивиан Итин смотрелся очень серьёзной фигурой и роль в собирании литературных сил вокруг журнала "Сибирские огни" его была значительна. Ныне этот литературный деятель почти забыт. И думаю, из современных читателей фантастики очень немногие знакомы с его "Страной Гонгури". В этом отношении время безжалостно.


Интервью взял– Владислав Кулагин

Литературный портал «БЕЛЫЙ МАМОНТ» Талант, оригинальность, неожиданность. Все, что поражает воображение, как белый мамонт в рыжем стаде! Ищите! Читайте! Смотрите! Участвуйте!